Как ставропольцы продолжают бороться за машины, купленные в Армении

Как ставропольцы продолжают бороться за машины, купленные в Армении
Как ставропольцы продолжают бороться за машины, купленные в Армении Фото: Как ставропольцы продолжают бороться за машины, купленные в Армении
Собственники автомобилей с армянскими номерами уже полтора года пытаются разобраться в ситуации вокруг проблемы с нелегальными машинами. Представитель ставропольского сообщества владельцев таких авто Алла Амирханян рассказала, как на сегодняшний день складываются обстоятельства и зачем регионы объединились и создали НКО.
Начиная с 2015 года россияне зачастили в Армению за дешёвыми, но качественными машинами. Авто пригоняли, платили таможенные пошлины по армянскому законодательству, а регистрировать и декларировать транспорт в РФ владельцы не собирались. 

Спустя время в Федеральной таможенной службе решили уравнять пошлины. Теперь плата за оформление авто в России зачастую превышает его стоимость в два раза. 

Из-за двоякого толкования нормативно-правовых актов автомобилисты, купившие машины в Армении, оказались нарушителями. То есть они воспользовались схемой по уклонению от уплаты таможенных платежей.

«Мы по этому вопросу уже всё понимаем. С одной стороны мы нарушители, с другой — пострадавшие. Нас тоже незнание закона не освобождает от ответственности. Это проблема не одного и не двух человек, а тысяч людей», — пояснила Алла Амирханян.

Официальной статистики по количеству транспорта с армянскими номерами в России нет. В УГИБДД эти данные не собирают. О нарушениях с участием этих машин также нет информации. По примерным данным общественников, в Россию завезено от 200 до 300 тысяч авто с армянскими номерами, в крае  насчитали порядка 3000. 

Как покупали машины в Армении

Чтобы купить авто, нужна была регистрация. По словам общественницы, покупателей временно прописывали в Армении на 5-10 дней, а автомобили оформляли на постоянной основе.

«Это нарушение, они должны были поставить машину на учёт на тот срок, на который прописан покупатель. Они не имели право ставить на учёт автомобили на иностранцев. Схема работала и все об этом знали», — говорит Амирханян.

На сегодняшний день владельцам авто уже понятно, что с армянской стороны были ошибки. В договоре о присоединении прописывался пункт, что они должны контролировать невывоз этих машин за пределы страны, потому что это считалось товаром внутреннего пользования.

«Армянская сторона этот пункт нарушила. Причём в подобном вопросе с Казахстаном, они признали ошибку — там проблема решена. При покупке авто я не знала, в каком она статусе. Это уже потом нам прислали справки, что она является товаром для внутреннего пользования. У наших таможенников другая позиция. Когда я на границе выясняла этот вопрос, мне отвечали, что нужно только сделать страховку и «кататься», — говорит Алла.

Что делать с машиной

В некоторых регионах начали отбирать автомобили у владельцев. Из-за конфискаций многие решили держать их в гаражах до 2023 года. Через год эти машины перестанут считаться иностранными, и можно будет поставить их на учёт в РФ и получить полноценный ПТС без растаможки. 

«Я набралась смелости и передвигаюсь, но только по краю. В другие регионы выезжать не рискую. Есть люди, которые действительно поставили машины в гараж и ждут 2023 года. Знакомые рассказывали, что иногда выезжают, чтобы «погонять масло в коробке», — отметила Амирханян.

Продать авто можно только в Армении, но до неё ещё нужно добраться.  «Охоту» на водителей объявили, когда весь мир закрылся на самоизоляцию. Даже воспользоваться услугами транспортировки, чтобы перегнать машину, было невозможно — границы закрыты. К слову, в Ставропольском крае не отбирали транспорт с армянскими номерами.

«Да, в других регионах это есть. Например, в Краснодаре осенью произошла история, когда машины стояли на парковках, и вдруг приезжал эвакуатор и увозил их непонятно куда. Оказалось, на таможню. Но у нас в крае этого нет. Останавливают, проверяют документы, иногда заносят в базу и отпускают. После нашего круглого стола к нам относятся лояльно. Понимают, что мы тоже оказались в трудной ситуации. За что им большое спасибо: и ГИБДД, и таможне», — говорит Алла Амирханян.

Что нового

Именно благодаря ставропольским общественникам год назад был запущен механизм работы с властью. Сначала провели круглый стол на уровне региона. К решению проблемы подключились местные депутаты, которые выразили поддержку автовладельцам. После этого создали рабочую группу, которая и занималась пакетом предложений. Документ направили в Госдуму и Правительство РФ. В результате начались подвижки по этой теме по всей стране.

Тогда сенаторы порекомендовали общественникам создать некоммерческую организацию, чтобы на другом уровне участвовать в переговорах с властями. В октябре открыли НКО — это организация по защите прав автовладельцев. Она зарегистрирована в Саратове. Основной упор там делается на поиски путей решения проблемы с машинами из Армении. Участники отмечают, что уже есть конкретный план действий, однако его ещё не анонсировали.

«Как физлица мы достигли предела, поэтому всё лето создавали НКО. 25 октября зарегистрировали Межрегиональную общественную организацию «Движение без границ». Она уже начала работу. Сейчас готовим новые обращения, только уже в статусе юрлица», — добавила Амирханян.

По словам Аллы Амирханян, в первую очередь организация будет заниматься защитой прав владельцев авто с армянскими номерами. Однако в планах ещё и другие проекты.

«Говорят, что в 2023 году наши машины станут товаром ЕАЭС, но это не решит проблемы всех автовладельцев. Сейчас, например, много этих машин не проходят по экологическому классу. Нужно искать варианты решения, чтобы такие авто тоже ставились на учёт. Это ещё один пункт при создании нашего НКО. Мы создали организацию, потому что после 2023 года останется ещё много вопросов», — добавила общественница.

В Россию нельзя ввозить машины, экологический класс которых ниже Евро-4. Исключение составляют ретроавтомобили, представляющие историческую и культурную ценность.

На сегодняшний день решение для владельцев машин пока не найдено. Активисты предлагали действовать по примеру Казахстана — дать машинам временный учёт до 2023 года, но этого не произошло. Сейчас ситуация не развивается. Несмотря на то, что вопрос касается денег, — казна недополучила крупную сумму, — конфискации автомобилей не приобретают массовый характер. 

Комментарии (0)