Закрома малой Родины: чем богаты ставропольские недра?

Ставропольский край — объективно не самый зажиточный регион страны. В 2020 году по размерам бюджета мы на 27 месте, пропустив вперёд не только обе столицы, крупнейшие промышленные центры или портово-торговые субъекты Федерации, но и многие малонаселённые северные территории. К примеру, Ямало-Ненецкий АО при населении в 541 тысячу человек имеет почти вдвое большую кубышку, чем у нас.

Разумеется, тут же возникает ответ: это потому что у них есть нефть и газ, а у нас — не особо. Россия пока так и не слезла с углеводородной иглы и богатство её регионов во многом определяется содержанием недр. Некоторые даже считают, что нам в этом плане не повезло. Но так ли это?

Как принято говорить в подобных случаях, и да, и нет. Ставропольский край богат на многие ресурсы, в том числе и ископаемые. Меньше, чем на Ямале, но больше, чем во многих других местах.

Углеводороды

Старожилы, конечно, и так помнят, а вот новые поколения могут и не знать, что в прошлом веке Ставропольский край был довольно крупным нефтегазовым центром. Одним из главных, если не вообще ключевых событий Великой Отечественной войны стала Битва за Кавказ, в ходе которой гитлеровцы пытались прорваться к бакинской и грозненской нефти, но были остановлены на востоке нашего края и в предгорьях, а затем отброшены далеко на запад. С тех пор активно велась разработка новых месторождений, в том числе и у нас. 

Уже в 1946 году забил первый газовый фонтан на берегу будущего Сенгилеевского водохранилища, а вскоре были открыты и другие месторождения. Среди самых крупных — Северо-Ставропольско-Пелагиадинское, Мирненское и Сенгилеевское. Газопровод Ставрополь-Москва обеспечивал теплом столицу страны на протяжении многих лет. В какой-то момент для добычи и хранения голубого топлива у нас даже попытались использовать подземные ядерные взрывы. Но после первой попытки сделать это под Кевсалой выяснилось, что местные грунты не готовы к подобным издевательствам и вместо удобных полостей получилась такая каша из фонящих пород, что эксперимент признали неудачным.

Тем не менее, газовая инфраструктура на Ставрополье продолжает развиваться, через нас проходят многие важные маршруты и целые муниципалитеты живут во многом благодаря тому, что поддерживают её существование. И это уже не говоря о том, что мы живём в одном из самых газифицированных регионов страны.

Похожая история и с нефтью. К середине 1970-х годов её добывалось на Ставрополье почти 7,5 миллионов тонн в год. Именно благодаря этому посреди совершенно дикой степи возник небольшой, но ультрасовременный по тем временам город Нефтекумск, куда съезжались специалисты со всей страны и где до сих пор работает НПЗ, принадлежащий одной из крупных российских компаний.

Но в обоих случаях ресурсы довольно быстро истощились. Нет, не совсем. По данным регионального минпрома, за январь-октябрь 2020 года было добыто 583,7 тыс. тонн сырой нефти (90,8 % к аналогичному периоду 2019 года) и 146,8 млн. м3 или (94,9 процента к прошлогодним объёмам) природного газа. Но тенденция к сокращению устойчива и обусловлена она вполне естественными факторами:

«Снижение объемов добычи нефти и газа в Ставропольском крае связано с естественным истощением месторождений и ухудшением проницаемости горных пород в пластах», — прокомментировали в ведомстве.

В 2020 году на это наложилась и внешнеэкономическая конъюнктура:

«Также на добычу полезных ископаемых повлияло введение ограничений добычи нефти в связи с заключением Соглашения о сокращении добычи нефти между государствами, входящими в Организацию стран — экспортеров нефти (ОПЕК), и государствами, не являющимися членами ОПЕК от 12 апреля», —  рассказал представитель минпрома.

Тем не менее, дальнейшее развитие если не добычи, то переработки углеводородов на Ставрополье планируется. В частности, речь идёт о строительстве крупных предприятий в Будённовске, сырьём для которых должен служить попутный нефтяной газ. Помимо этого, планируется строительство завода по производству сжиженного природного газа.  Объём — порядка 50 тысяч тонн СПГ в год. Окончательного решения инвестора по реализации ещё нет, ведутся переговоры.

Строительные материалы

С точки зрения геологии Ставрополье — весьма интересный и разнообразный регион. Но при этом не стоит забывать, что когда-то мы были дном Сарматского моря. Поэтому практически вся территория края покрыта толстым слоем осадочных пород. С какой-то стороны это плохо. К примеру, мы считаемся одним из самых бедных на металлические руды регионов. Максимум, что есть, это несколько титано-циркониевых рудных полей. Одно из них — Бешпагирское — входит в пятёрку самых перспективных в России. Но из-за ряда сложностей их полномасштабное освоение остаётся уделом будущего. Можно, конечно, вспомнить про урановые рудники на Кавминводах, но, к счастью, их давно закрыли и будем надеяться, что навсегда.

Зато у нас в избытке самых разных строительных материалов. Пожалуй, за исключением цемента, всё остальное производится на Ставрополье в избытке. Самые различные пески (включая кварцевые, использующиеся для создания стекла), гравий, ракушечник, известняк, глины и многое другое — всего этого у нас в избытке. К слову, именно благодаря запасу нужных глин в регионе производится достаточно много высококачественного керамзита.

Правда, за этим кроется опасность уже другого рода. В девяностые-нулевые на территории края появилось множество нелегальных карьеров, где велась варварская добыча ценного сырья, в том числе и на землях сельхозназначения. 

Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды, в ведении которого находится эта сфера, уже не первый год ведёт борьбу против нелегальной добычи и следит за соблюдением всех экологических норм у легальной. После обследования 19 таких объектов было подано восемь исковых заявлений о взыскании вреда, причинённого недрам, как объекту окружающей среды, на общую сумму 299 151 301,52 рублей. Досрочно прекращено действие одной лицензии.

«Сейчас в арбитражных судах ведутся судебные разбирательства по этому направлению. Хотелось бы отметить, что в отношении одного недропользователя на днях судом первой инстанции принято положительное решение в пользу министерства о взыскании ущерба в сумме 23 995 122 рублей», — рассказал министр природных ресурсов и охраны окружающей среды Ставропольского края Андрей Хлопянов.

Министр добавил, что за последние несколько лет ведомством аннулировано более 70 и приостановлено около 80 лицензий, в том числе за нарушения условий пользования недрами.

Всего же, по данным ведомства, на территории края геологическое изучение, разведку и добычу полезных ископаемых осуществляет 107 пользователей недр на основании 124 лицензий. Всего на государственном балансе числятся 224 месторождения и участка недр таких ископаемых с общими запасами в объеме 852,2 млн м³.

В отличие от углеводородов, эта сфера с каждым годом лишь растёт. В 2018 году объёмы добычи составляли 5285,3 тысячи м³, а в 2019-м — 5289,9 тысячи м³, а по итогам текущего года увеличится ещё на 10 процентов, судя по динамике налоговых поступлений.

Минеральные воды

Если с металлами нам не особо повезло, то по запасам и качествам минеральных вод Ставропольский край —  один из богатейших регионов не только России, но и всей планеты. Наши курорты пусть и уступают Баден-Бадену и Карловым Варам по развитию инфраструктуры, но вне конкуренции по своему бальнеологическому потенциалу.

Сероводородные, углекисло-сероводородные, железистые, йодно-бромистые, борные, радоновые — с самым разным составом и температурой, они залегают не только на территории КМВ. Геотермальные источники находят едва ли не по всему краю, и их потенциал ещё не до конца изучен. Временами поднимается вопрос об их использовании не только для питья и купания граждан, но и в промышленности. В конце концов, вся Исландия обогревается и вырабатывает электроэнергию таким способом. Но в Ставропольском крае и без того неплохо развивается самая разная энергетика — от традиционных тепловых до солнечных и ветряных электростанций.  Поэтому главное достояние берегут для людей.

По сути, будь у нас даже только этот ископаемый ресурс, мы бы уже не могли считаться обделённым природой регионом. Но, как мы выяснили, ставропольские недра куда богаче, чем кажутся на первый взгляд. В отличие от территорий, где кроме нефти и газа есть только тундра и непригодный для жизни климат, наш край находится в куда более выгодном положении. Как любят говорить старожилы, мы и житница, и кузница, и здравница. Поэтому возможностей для развития и обогащения у Ставрополья предостаточно и добыча полезных ископаемых занимает в структуре экономики довольно скромное место.

По данным краевого Минпрома, объём отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами всего по промышленному производству за январь-октябрь 2020 года составил 317 926,3 млн. рублей или 101,0% к аналогичному периоду 2019 года, в том числе по добыче полезных ископаемых — 8 668,2 млн. рублей или 99,6 % к аналогичному периоду 2019 года. То есть, меньше трёх процентов, и это без учёта сельского хозяйства, торговли, туризма и других секторов экономики. И если у этой сферы и есть потенциал к росту, то использовать его надо крайне бережно. Потому что другой земли у нас нет.


Желтая лента

Loading...
Провокатору Дугласу Пирсу стыдно показывать лицо, поэтому он выступает в маске

Опровержение: британский неофашист не приедет на всероссийсий консервативный бард-фестиваль

Логотип фестиваля "Правая груша"

Семёну Слепакову не нравится музыка британских неонацистов

Комментарии (0)