«Вон девчонки танцуют», или как за четыре часа вспомнить юность

1
1
Каждые выходные в летнее время в Центральном парке Ставрополя проходят танцы для пенсионеров. К этим вечерам готовятся всю неделю, чтобы щегольнуть перед подружками новым платьем или янтарными бусами. У мужчин выбор, как правило, невелик: надеть фуражку или воздержаться. Потом они сидят на скамейках рядом в белых рубашках и влюбленными глазами смотрят на дам.
В субботу мы приходим на танцы слишком рано. Работники блинной говорят, что собираются старички попозже: ближе к закату, когда не жарко.  

Почти все участники ретро-дискотеки не сидят в социальных сетях, не создают чатов в WhatsApp. О своих встречах они договариваются через знакомых. За чашкой чая предлагают: «А пойдем-ка на танцы в парк».


Ирина Владимировна, которая в силу возраста отдыхает в перерывах между танцами немного чаще товарищей, скажет нам чуть позже: «Мы соседке отдавали чайный гриб, а она возьми и позови нас с мужем сюда. Выгуляешь, Ирочка, шелковое платье».

Сразу бросается в глаза, как одна половина танцующих сидит группками, болтая и смеясь, а вторая — парочками, держа любимых под руки. И все они знакомы, и придерживают для товарищей места от зевак.

— Здесь два места заняты, вон девчонки танцуют, - предупреждает лысый дедуля, когда мы хотим присесть. Он не кружится с остальными, но ногой притопывает в такт и кивает в ответ на приветствия.

Подружки возвращаются, когда замолкает музыка. Одна - в длинном зеленом платье, элегантная, с высокой прической, другая одета в красное и широко улыбается. Они не замечают нас, пытаются докричаться до того самого дедушки:


— Мишка, ты чего не танцуешь? Вальс же! - говорит дама в зеленом. Голос у нее бойкий.

— Да, Миш, вальс, а в вальсе лучше тебя не найти, — добавляет низенькая подруга и смеется. Задор так и гуляет в ней после танца.


Мишка машет рукой. Сначала не хочет отвечать, а потом встает, обходит нас и жалуется знакомым:

— Я косил сегодня. Спина совсем сдает.

Дамы понимающе кивают, но вальс пропустить не могут. Они плывут в эпицентр покачивающихся пар-корабликов, и Мишка с больной спиной всё же следует за ними. И пока Людмила Сенчина обещает подружить всех с белым танцем, с мест поднимаются другие мужчины и женщины. К ним бегут детишки, гуляющие с матерями. С ними в такт даже похрапывает старый пес, не пропускающий ни один выход в свет.


Субботы с воскресеньями для пенсионеров Ставрополя почти как праздник. С 17:00 до 19:00 их не способны остановить ни снег, ни дождь, ни ветер. Играют советские песни, солнце согревает последними лучами, а болячки остаются где-то там, далеко, дома. Всего четыре часа в неделю, чтобы вспомнить молодость и задать ногам жару.


Мы с Ириной Владимировной переглядываемся. На ней сережки с большущими жемчужинами, а глаза подчеркивают лиловые стрелки в цвет платья. Я спрашиваю, кто помог ей собраться, но она лишь хитро улыбается. Может внучка, а может и сама: «Но точно не мой старик». На ровесников она смотрит с гордостью. Тихо, но довольно цокает, когда две бабушки добавляют в танец новые движения.


— Нам стесняться уже нечего. Времени мало осталось, чего уж теперь отсиживаться? Я сейчас отдышусь и снова в бой, — и на Леонтьеве она поднимается, выпрямляет складки на подоле.

Летящей походкой — вот, как плывет к общему кругу на глазах молодеющая Ирина. Муж берет её ладонь в свою, и вместе с друзьями и подругами им ничего не страшно. Ни время, ни скука, ни одиночество.


Раньше для пенсионеров со сцены выступал духовой оркестр, но от него пришлось отказаться из-за пандемии. Это было малой платой, учитывая, что сами танцы в Центральном парке прервались на месяцы. Теперь каждые выходные можно снова увидеть, как по вечерам скамейки переполнены счастливыми людьми, но место для новеньких там всегда найдется.


Комментарии (0)