Театр со спортивным характером

Театр со спортивным характером
Театр со спортивным характером Фото: Театр со спортивным характером
Тамерлан Коченов о том, как сделать из спортсмена актёра и непростом пути от каскадёра до режиссёра самого необычного театра в Ставрополе
Руководитель первого альтернативного театра в Ставрополе Тамерлан Коченов убеждён: «изюминка» его проекта кроется в том, что он предоставляет людям выбор – переживать настоящие эмоции или идти по пути наименьшего сопротивления. Если взглянуть на всё изнутри, глазами режиссёра, становится совершенно ясно, почему театр на Гагарина уникален. Коченов смог привить непостоянным творческим натурам настоящую спортивную дисциплину без поблажек и оправданий. В результате – несколько успешных проектов и шквал положительных отзывов. Как режиссёру удалось внедрить бескомпромиссный спортивный подход в работу с лёгкими творческими людьми? 


– В 2010 году вы поступили на работу в труппу ставропольского академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова. Что вы почерпнули для себя из этого опыта? 

– Безусловно, драматический театр мне многое дал, но моё видение немного другое. Я хотел показывать тот или иной материал именно так, как я его понимаю. Театр на Гагарина, по большому счёту – это моё мнение. Сейчас у нас в репертуаре семь спектаклей и все поставил я. Как только появится второй режиссёр, наш театр немного расширится и добавится ещё одно видение. Театр драмы дал мне определённые знания, основные понятия. У нас одна база несмотря на то, что творческие пути разошлись. Это как в спорте – даётся основа, а человек выбирает, куда ему идти.  

– Вы в своём театре и администратор, и режиссёр, и менеджер?  

– Мы вообще начинали с супругой вдвоём. Поставили спектакль «Двое на качелях». В постановке «Псы с городских окраин» на сцене было уже 35 человек. Мы выросли, во всех наших спектаклях в общей сложности было задействовано порядка 60 актёров за 2 года. Так что, я думаю, скоро и администраторы появятся.  

– Почему вы берёте в основном остросоциальные темы? 

– Это мне близко по душе и здесь есть, что играть актёрам. Спектакли не пустые. Всё-таки я считаю, что театр должен воспитывать, а не только развлекать, поэтому, собственно говоря, у нас такой репертуар. В основном – социальные драмы. Но мы будем комедии ставить, просто сейчас нужно найти хорошую комедию.  


– Что вы вкладываете в понятие «альтернативный театр»? 

– Альтернативный – это право выбора. К сожалению, у нас в городе очень мало театров, их по пальцам можно сосчитать. А пивных точек в каждом районе по 3-4 штуки. Это удручает, конечно. Мы представляем собой определённую альтернативу другим театрам, со своим видением, со своим почерком. Мы немного отличаемся.  

– У вас очень спортивный подход к театру. Получается, для вас это часть здорового образа жизни, только речь идёт о голове и душе человека? 

– Наверно так, да. Нельзя откинуть то, чем я занимался всю свою жизнь. В любом случае это будет пересечение со спортом на 90 процентов. Кто-то летает в облаках, а у нас идёт чёткая работа и есть результат.  

– Дворец им. Гагарина предоставляет вам помещение бесплатно или в аренду? 

– Мы арендуем всё: зал, свет, которого нет в Гагарина, звук. Всё выставляем, готовим декорации. Мы это делаем сами на свои средства. Мы существует только за счёт прибыли, которую получаем благодаря билетам. Пока люди платят, мы существуем. Деньги идут на покрытие всех расходов.  


– Актёрам приходится совмещать работу и репетиции? 

– Для актёров наш театр не основной вид деятельности, многие также работают. Репетиции – это время, которое они выделяют после рабочего дня. Пока мы не официальный театр, пока у нас нет ставок, мы репетируем так. Но в этом есть определённые плюсы, потому что собираются именно те люди, которые хотят, пусть даже маленькие роли, но они хотят это делать и они горят. Именно тогда и случаются спектакли. Плохо, когда люди сидят на ставках и половина не хочет ничего делать.  

– На репетиции часто опаздывают? Есть какие-то дисциплинарные взыскания? 

– Бывают всякие ситуации, но меня всё равно всегда предупреждают. А такого, чтобы пропускали без причины, не было. Надо понимать, что у нас подготовка проходит быстро, мы же не труппа, не официальный театр. Снять кого-то с роли – это просто.  

– То есть у вас в театре суровая дисциплина? 

– В какой-то мере да. Когда начинает готовиться проект, я стараюсь подбирать людей, которые в принципе подходят. У меня есть право выбора. Прелесть нашего театра в том, что люди хотят что-то делать, а когда они загораются этой идеей, то они готовы жертвовать своим временем и всем остальным. 


– Актёрский состав исключительно профессиональный или есть любители? 

– Есть и профессиональные, и непрофессиональные актёры. Мой выбор зависит от того, какой человек мне нужен. Иногда мне необходим такой типаж, которого нет среди профессионалов. Тогда я делаю кастинг и выбираю актёра. 

– От чего зависят шансы на успех на таких кастингах? 

– Человек должен точно совпасть с моим представлением персонажа, он должен быть органичным. Хоть какой-то опыт у него всё равно должен быть, не обязательно в театральной сфере, но работать со зрителями он должен уметь. Иначе его будет зажимать. А какая сфера – он музыкант, ведущий, шоумен – всё равно. 

– Любой непрофессионал может получить роль, если у него нет боязни сцены? 

– Может. В спектакле «Наташина мечта» главную роль исполнила актриса Александра Козлова. Она сейчас учится в Ставропольском краевом колледже искусств и раньше немного занималась в театральной студии «Слово». Спектакль был поставлен специально для неё. Большинство театров ставило эту пьесу с профессиональными актрисами, а они уже все возрастные. Им было по 26 лет, а играть им приходилось 16-летнего подростка. Мне нужна была молодая девочка, потому что я решил, что так будет максимально правдиво. 


– На кастингах вы смотрите на людей, как психолог? 

– Да, именно. Спектакли ставятся под определённый склад характера человека, поэтому приходится сразу оценивать, какая будет роль и что он сможет сделать. Но в этом плане опыт есть, у меня за плечами 25 лет тренерской деятельности, поэтому немного психологом я и являюсь. Для меня отбор на кастингах трудностей не вызывает. 

– Ваше каскадёрское прошлое помогает вам обучать актеров трюкам? Спектакль «Псы с городских окраин» получился крайне зрелищным. 

– В этой постановке я задействовал много спортсменов, органичных спортсменов. Кто-то из них серьёзно тренировался в прошлом, кто-то тренируется до сих пор. Драки ставил я. Актёров, которые были задействованы в спектакле, тоже готовил.  

– У вас получается обучать дракам и трюкам неподготовленных актёров? 

– Ну как сказать, вообще, мне проще из спортсмена сделать актёра, чем из актёра – спортсмена. Большинство актёров в этом плане, к сожалению, ленивы. Нет, есть, конечно, индивиды, они занимаются, поддерживают форму. Но в целом, конечно, они не особо хотят за собой следить и заниматься физическими упражнениями.  


– Сложно заставить актёров тренироваться? 

–  Период подготовки спектакля занимает много времени. За этот период нужно научить актёра основам движений, культуре движений, которая прививается годами. Мне режут глаз все эти драки, которые выполняются непрофессионально на сцене. Я хочу, чтобы всё было идеально. 

– На ваш взгляд, каждый актёр обязан заниматься и быть в хорошей физической форме? 

– Он выходит на сцену и должен работать, это определённая энергетика, определённая отдача. На мой взгляд, всё актёры должны заниматься каким-нибудь, любым, видом спорта. Именно поэтому мне проще сделать из спортсмена актёра, если роль не требует больших внутренних переживаний, особенно, если роль связана с трюковой работой. Это будет намного качественнее смотреться. 

– Как проходит обучение спортсменов актёрскому мастерству? 

– Когда я отбирал ребят для спектаклей, я сразу смотрел, кто из них сможет сыграть. Тут необходимо понимать внутренний склад характера человека: зажимает ли его перед зрителем и насколько он органичен. Конечно, даже если всё в порядке, приходится поработать, несколько раз выступить перед другими людьми. В принципе, в «Псах» всё получилось, на сцене было много спортсменов, и никто даже не знал, что они не актёры. 


– Получается, надежда для спортсменов, которые хотят попасть на сцену, есть? 

– Да, конечно, особенно если это жанр трюковой. Не вопрос, пусть приходят ребята, всех посмотрим. Я сам вышел из спортсменов, и я всегда их пойму, мне с ними проще разговаривать.  

– А с пониманием актёров бывали проблемы? 

– Актёры – это тоже определённый склад характера. Они же все непризнанные гении, все Станиславские, все великие. Проблем, как таковых нет, но очень много, к сожалению, и не только в Ставрополе именно ленивых актёров. Они думают, что если получили корочку, то уже профессионалы, они отучились, они всё могут.  

– Были ли такие случаи, что актёры уходили из театра, потому что не нашли себя? 

– У нас можно уйти из проекта, а не из театра. За всё время пару человек, наверно, было, с которыми мы не сошлись, пришлось с ними распрощаться. И опять же всё это происходило только из-за дисциплины. А чтобы люди просто так говорили, что не хотят участвовать, такого ещё не было. Даже если подобное случится, я большой трагедии в этом не вижу. Перевернём страницу и дальше пойдём. Дорогу осилит идущий.   

– Вы согласны, что гениальность это 99 процентов труда? 

– Да, но в актёрской среде талант обязательно нужен. Если Бог тебя не одарил, то ты хоть МХАТ заканчивай, толку не будет. Тебя научат определённым приёмам, но если ты в душе не актёр, ты будешь выходить и кривляться. И это будет видно. Кривляться, это я утрировано говорю. Актёр будет играть, но не проживать. Конечно, талант нужен, ну и огромная, огромная работа.  

– Каким вы видите идеальное будущее для своего театра? 

– Важно, чтобы было у всех такое же желание работать, остальное всё будет. Выделят помещение – хорошо, не выделят – найдём, где показывать материал. Главное сохранить стремление людей создавать проекты и спектакли. В будущем я хотел бы, чтобы всё происходило, как сейчас, чтобы у людей было желание, не угасал огонь и создавались спектакли, которые являются штучными. Зрители, которые у нас были, подтвердят, что каждый наш спектакль индивидуален, все пьесы отличаются только благодаря тому, что люди вкладывают в это душу. 

Ирина Крымская. 

Фото: архив Театра на Гагарина. 

 

Желтая лента

Loading...
Истории Лавкрафта про разумные грибы с Юггота находят научное подтверждение

Эти грибы научились превращать живых в зомби

ИГИШ* угрожает России из Таджикистана

ИГИШ* угрожает России из Таджикистана

Комментарии (0)