Пока можешь – должен исследовать мир. Просто обязан

Константин Павленко – врач из Ставрополя с необычным увлечением. Он с 2012 года участвует в приключенческих гонках. Организаторы таких стартов смешивают несколько спортивных дисциплин. От участников требуется широкий набор умений, хорошая физическая форма и твёрдый характер. О том, к каким открытиям в душе ведут гоночные трассы, спортсмен рассказал в интервью «Ставгород». 


– Что было для тебя самым неожиданным на приключенческих гонках?  

– Самое запомнившееся, что я встречал, – это медведь. Дело было на «RedFox Карелия». Хоть он был не очень близко от меня, метрах в 150-ти, но это заставило меня затормозить и вспоминать, что вообще делать, когда встречаешься с таким животным.  

На этих гонках ты обязательно сталкиваешься с чем-нибудь. С приключением. Вообще, бывают и прыжки в холодную воду, и проваливания в болото по горло. Конечно, всё это придумывают организаторы, чтобы доставить максимум удовольствия участникам. Всё, что можно встретить в дикой среде, ты можешь встретить и на гонке.  

– Какими навыками надо обладать, чтобы участвовать в приключенческих гонках?  

– Я считаю, что самое главное для участия в гонке – это желание. Нужно хотеть попробовать что-то новое. Уже потом, с ростом уровня сложности, нужны особые навыки. Могут понадобиться даже альпинистские – но это на серьёзных гонках.  

А вообще, желательно иметь собственный велосипед и опыт езды на нём, а также навыки спортивного ориентирования. Часто на основе него заложена вся гонка, и хорошо бы уметь ориентироваться, чтобы в первый же раз не попасть в неприятные ситуации. Но тут может помочь участие с более опытным гонщиком.  


– Судя по фото, на одной из гонок вы недавно спускались прямо с плато Бермамыт? 

– Да! До этого я много раз видел плато на фотографиях, но ни разу не был до этой гонки, к своему стыду. Это было необычно. В стартовый день у нас была туманная погода. Мы подъехали к смотровому мостику над глубоким обрывом, тогда туман рассеялся буквально перед нами. Картина там завораживающая, рядом мост от разбитой машины висит. Для нас организаторы приготовили дюльфер по отвесной верёвке в свободном висе, а потом – подъём на жумарах вверх.  

– Для меня было неожиданно, что в таких гонках ездят на роликах. Это часто происходит? 

– Это не распространено. Но я интересовался историей гонок, читал отчёты спортсменов и оттуда узнал, что международные гонки могут включать не только ролики. Могут быть этапы даже с дартсом. В России я впервые в этом году участвовал в этапе с массовым стартом на роликах – это эксклюзивно и необычно. 


– Тебе приходилось участвовать в зарубежных стартах?  

– Да, всё получилось неожиданно, это был словно какой-то зов. Я наткнулся на запись спортсменки из России, которая сейчас живёт в Китае. Она искала себе напарника. У меня проскочила мысль, что есть такая уникальная возможность – поехать в другую страну и поучаствовать. Когда я отозвался на сообщение, она уже нашла себе сильного напарника, но, видно, как-то почувствовала моё настроение и сказала, что есть возможность попасть на гонку со своей командой. Я зацепился за эту идею. Тогда я общался с ребятами из Ростова – сильными спортсменам. Предложил им. Путём многошаговых комбинаций получилось поехать. На следующий год я поехал ещё раз.  

– Как впечатления от гонки в Китае?  

– Их гонки отличаются от наших. Они стадийные, несколько дней там утром старты, а вечером финиши. Кардинально отличает гонки отсутствие ориентирования, там все трассы размечены, а участникам не нужно думать, куда бежать. Это больше рассчитано на физические возможности, но мне это не особо понравилось, так как не хватает работы головой и увлекательного азарта. 

Выгодно отличается организация. К таким турнирам китайцы относятся с большим вниманием даже в малых провинциях. Продуманные церемонии открытия и закрытия, международным командам они оплачивали перелёт и проживание. И видно, что к русским относятся хорошо. В 2016 году участвовало три команды из России, а в 17-м – пять. Даже сами китайцы оставляют себе только пять мест, ни у какой страны больше не было такого представительства.  


– С кем приходилось соперничать? 

– Туда приезжает много зарубежных сильных команд. Есть лимит на участие: только 25 команд, а большая часть – профессионалы, занимающимися триатлоном и подобными видами спорта. Нам, как любителям, было тяжело с ними соперничать. 

– Где проходили старты? 

– Гонки проходили в красивых местах: тропические леса, сквозные пещеры, плавание на байдарке по бирюзовой воде озёр среди скал – всё это в районе национальных парков. Красота, необычная для нашего взгляда, поэтому и понравилось.  


– Ты сказал, что есть любители и профессионалы. Как ты находишь баланс и не бросаешь всё ради спорта?  

– Таких мыслей не было. Я очень люблю свою работу. Возможно, если бы была другая ситуация, я полностью переключился бы на спорт и горы. Но для меня это активное проведение свободного времени. Конечно же, амбиции и цели заставляют больше готовиться и собирать снаряжение. Что-то страдает, и нахождение баланса – сложный вопрос. 

– Как много ты тренируешься?  

– Я стараюсь тренироваться три-четыре раза в неделю, чередовать виды нагрузок, делать дни отдыха. Использую велосипед, бегаю, к тренировкам приравниваю альпинистские выходы. Небольшие соревнования и походы – лучшая тренировка.  


– Можешь сказать, сколько своего дохода ты тратишь на занятия спортом?  

– Недавно как раз пришлось разобраться с финансами. Иногда траты на снаряжение заходят далеко, так как хочется лучшее и технологичное снаряжение. Тогда приходится ущемлять себя в другом и делать себе подарки. Но в среднем траты на спорт составляют 15 процентов моего дохода.  

– Ты говоришь про выбор, который приходится иногда делать ради спорта. Можешь привести пример? От чего и ради чего тебе пришлось отказаться?  

– Это повлияло на мою личную жизнь, скажем так. Это затягивающее увлечение, может быть, не позволило правильно в своё время расставить жизненные приоритеты. У профессиональных спортсменов это работа, и отношение другое. Такой подход к хобби для другого человека может казаться перебором. Понимая это, я тоже изменил отношение к гонкам, но я ни о чём не жалею. Надо понимать, на что ты идёшь и сколько готов на это тратить времени. 


– Что могло бы заставить тебя отказаться от гонок?  

– Я думаю, только резкое физическое недомогание. Моя философия состоит в том, что, пока ты молод и способен познавать мир, ты должен это делать. Просто обязан. Не имеешь права себе в этом отказывать, пока твой организм к этому готов. Но насиловать себя излишне тоже нельзя. Не у всех людей такая жизненная позиция, все разные. Но моя – такая. Я надеюсь искать приключения и путешествовать, пока могу. А потом, возможно, буду исследовать мир другими способами.  

– Что ты получаешь взамен?  

– То, что переносится на всю твою жизнь и сказывается на характере. Я учусь принимать решение в критических ситуациях, развиваю целеустремлённость. Есть ещё какая-то необычная уверенность в себе, так как ты знаешь, что можешь гораздо больше, чем подавляющее большинство людей.  


– Какая твоя мечта? 

– Сделать мир лучше. Но это, наверное, больше к профессиональной деятельности относится. 


Фото из архива Константина Павленко. 

Желтая лента

Loading...
Чебурашка оказался евреем, но не сионистом

Чебурашка оказался евреем

Истории Лавкрафта про разумные грибы с Юггота находят научное подтверждение

Эти грибы научились превращать живых в зомби

Комментарии (0)