Pleasure Toys: Больше всего мы любим сочетать несочетаемое

Pleasure Toys: Больше всего мы любим сочетать несочетаемое
Pleasure Toys: Больше всего мы любим сочетать несочетаемое Фото: Pleasure Toys: Больше всего мы любим сочетать несочетаемое
Ставропольские панки Pleasure Toys хорошо известны не только в родном городе, их шоу ждут и в северной столице, и в отдалённых уголках России. Парни готовят к выходу одну из двух полноформатных пластинок, запланированных на 2020 год. Гитарист-вокалист «Картошка» и бас-гитарист-вокалист «Картман» рассказали о подходе группы к созданию музыки.


Как и когда появилась ваша группа?

Картман: Году в 2007, мы начинали с Егором (гитара/вокал) вдвоём, думали играть на гитарах, найти басиста и барабанщика. С басистом не складывалось, пришлось на его место встать мне. Барабанщика нашли, начали играть, и первый раз сыграли на публику в 2008 году. А потом начались перестройки в составе.

Картошка: Я подошёл к ним после одного из концертов, они играли втроём. Я сказал: «Чуваки, вам нужна вторая гитара». Они единственные были в Ставе, кто играл быстро, это был главный критерий, и у кого были максимально пошлые и весёлые тексты. 

Картман: Мы с Картошкой зацепились, стали обсуждать панк, и я понял, что он грамотный чувак, надо его подтянуть в группу. Я даже не знал тогда, насколько классно он играет на гитаре. А Егор был против, я ему позвонил, сказал, что нашёл клёвого чувака, который будет у нас вторым гитаристом. «Какой гитарист? Зачем он нужен? Я гитарист!». 

А название Pleasure Toys сразу появилось или были варианты?

Картман: Это название придумал я. Сначала хотелось назваться Pleasureville, но потом мы подумали, что это название не так интересно звучит. А Pleasure Toys оказалось подходящим.

И о чём была первая песня?

Картман: Она называлась «На вечеринке». Причём текст писал наш первый барабанщик. Там что-то о том, как чувак тусил на вечеринке, увидел классную девчонку. Он заметил, что все смотрят только на неё, и он подумал, что нужно к ней подкатить.


Кстати, почему в текстах у вас такая тематика: тусовки, пошлости? 

Картошка: Пёрло нас, тут ты не выбираешь. Мы бы не стали писать политическую песню, потому что это не наша тема. А вот писать о том, с чего мы «орём», это наша страсть.
В каждой песне у вас какой-то конкретный сюжет обыгрывается. Истории берутся из жизни или вы просто их выдумываете? 

Картошка: Я бы не сказал, что песню стоит рассматривать, как описание реальной истории, но чаще они навеяны чем-то реальным. Это как в комедии, когда ты просто обыгрываешь ситуацию, которая произошла с тобой. Ну, например, на последнем альбоме есть песня «В твоей комнате». Она навеяна отношениями с моей школьной любовью, которая сейчас моя жена. Я часто у неё тусовался, когда родителей не было дома. Зачастую они возвращались домой раньше задуманного, начиналась беготня, приходилось сматываться.

Хотя вы и существуете довольно давно, полноценные записи стали появляться несколько лет назад. Почему вышло так, что вы сразу не пошли в студию?

Картман: Мы к записи пришли не сразу, возможно это к лучшему. Тогда ещё технически это всё было сложнее, чем сейчас, да и нам самим всё казалось таким непонятным. Нам не хотелось запариваться с этим, поэтому решили просто играть.

Картошка: На самом деле, поздняя запись — это лучшее, что произошло в нашей жизни. Мы подготовились, отточили песни, потому в итоге нет материала, за который ну совсем стыдно. 


У Pleasure Toys был период, когда панк сменился на блэк-метал, тогда вы назвались URDA. В этот период вас, помню, недолюбливали местные любители чернухи из-за якобы несерьёзного подхода. Всё-таки жанр довольно ортодоксальный. Как вообще вы взялись за блэк?

Картошка: Короче, знаешь как получилось. На одном канцике мы сыграли первый трек URDA, ну и нам это понравилось. А потом Серёга (Картман) ушёл из группы на время из-за музыкальных разногласий. В итоге мы решили играть втроём без баса, чтоб был эффект бензопилы, как у Immortal. Мы играли true party black metal, то есть тусовались и играли блэк-метал. Этого не понимали некоторые.

Картман: Никто не одевался в латекс и шипы. Был прикол в том, что чувак одевается как подросток, и у него корпспейнт (грим характерный для данного музыкального жанр – прим.авт.). При этом никто не был ярым блэкером, видимо, это и вызывало у ортодоксальных чуваков припекания.

Картошка: Нам эта музыка и технику подтянула. Мы, когда первый раз вживую сыграли такой трек с Егором, то поняли, что надо побольше добавлять черный метал. Мы очень любили эту музыку. Можно любить блэк и не ходить на работу в корпспейнте. Скорее всего чуваки, у которых бомбануло, они с нами просто не общались и не знали, какую музыку мы любим. К тому же мы играли только на панк-концертах. Где были Pleasure Toys, там выступала URDA. Из-за этого мы были ещё более непонятыми местными металлистами. 


Я так вижу, этот эксперимент с URDA дал свой эффект, у вас нет-нет да мелькает на обложках чувак с чернушным гримом.

Картошка: Ну да, всё пошло с URDA. Грубо говоря, знаешь, когда мы стали записывать альбомы Pleasure Toys, мы поняли, что нужно интегрировать всё что мы делали ради аутентичности. Мы хотели максимально отходить от клише: у нас, например, трек был с блэковым бластбитом и на обложке чувак в корпспейнте. Сочетать несочетаемое — это то, что мы любим больше всего.

У вас готовится к выходу новый альбом. Учитывая вашу любовь к экспериментам, хочется спросить: это все тот же панк, что вы и играли, или нечто другое?

Картман: Он отличается. В этом альбоме есть такие песни, к которым мы, можно сказать, шли всё это время. Мы всегда пытались смешивать кроссовер и панк, и раньше было так: песня по панку, песня по кроссоверу. А сейчас мы пришли к тому, что разные стили получается смешать уже в одной песне.

Картошка: Этот альбом получился повзрослее. Прикольно расти в музыке. Причём это органично получается, мы не пытаемся к этому прийти, просто делаем то, что нравится, и материал постепенно становится интереснее. То есть, возможно, у нас будут ещё более безумные песни. В общем мы не хотим из раза в раз записывать один и тот же альбом.


Какими были самые крутые концерты?

Картошка: Это был концерт польских грайндкорщиков Parricide в Ставрополе. Тогда же там играли Pleasure Toys, Мария Режина, Grinder. Для меня до си пор загадка, почему нас туда позвали. Все пришли на грайндкор, а тут мы играем панк. Нас, кстати, заценил водитель поляков. 

Картман: Я помню, мы как-то покупали батут для концерта в Краснодаре. Поставили его на сцену, чтобы люди могли попрыгать с него. Там были такие акробатические трюки. Правда, батута после этого, конечно же, больше нет. 


Картошка, ты несколько лет жил в Канаде. Расскажи, как музыкальная индустрия работает там? 

Картошка: Первый концерт, на который я попал, это была группа Gob, легендарные канадские панки из девяностых, и их разогревали местные чуваки, которые звучали потрясающе. Материал другое дело, не все умеют писать прикольные песни, но в плане звука и подачи это было профессионально. И вообще как-то все более замороченные там: поддерживают музыкантов, покупают мерч, сами устраивают концерты. Всё на энтузиазме, а в итоге ты понимаешь, что вот из таких маленьких крутых концертов вырастают крупные фестивали.

В Ставрополе есть такие коллективы, которые можно ставить в один ряд с зарубежными фирмачами? 

Картошка: Конечно, и у нас есть группы, но всё равно идея в том, что нужно просто больше заморачиваться, делать это от сердца.


А вообще как думаешь, нужна ли какая-то поддержка администрации? Например, чтобы группы вроде вашей, ну или вообще местный андеграунд, становились более известными, выходили на крупные площадки на праздники.

Картошка: Внимание определённо не навредит, андеграунд это такая же культура, только построенная на чистом энтузиазме, что, на мой взгляд, делает её ещё ценнее. Но не уверен, что администрация сработалась бы с нами. Мы не особо умеем в формат или цензуру. А вот открывать площадки можно и нужно, их в Ставрополе практически нет. Мало того, что это сильно отражается на локальной сцене, сюда также не доезжают группы средний размеров. То есть на данный момент ситуация: либо местечковый рок-концерт в баре, либо Лобода во Дворце культуры. Как народ будет вдохновляться, получать новые эмоции и заряжаться на собственные свершения, непонятно.


Фото и видео Родион Колчанов/ ИА «Победа26»

Желтая лента

Loading...
Провокатору Дугласу Пирсу стыдно показывать лицо, поэтому он выступает в маске

Опровержение: британский неофашист не приедет на всероссийсий консервативный бард-фестиваль

Логотип фестиваля "Правая груша"

Семёну Слепакову не нравится музыка британских неонацистов

Комментарии (0)