Охотники за продавцами смерти

Ко Дню сотрудника органов внутренних дел наш портал пообщался с замначальника краевого Управления по контролю за оборотом наркотиков Андреем Сёмкиным. Полковник полиции рассказал о том, как подразделение воюет с наркобизнесом, как обстоят дела с наркотиками на Ставрополье и почему работа «закладчиком» всегда будет сомнительным заработком.   

– Какие операции и мероприятия по борьбе с наркотическими средствами вы проводите? 

– Самая масштабная операция – «Мак». Она проводится в несколько этапов и охватывает весь период произрастания наркосодержащих культур. Основная её цель – это борьба с наркотиками растительного происхождения. Одной из задач данной операции является обнаружение и уничтожение очагов произрастания наркосодержащих растений. Сорняк, который в себе содержит опиаты и каннабиноиды, может расти где угодно, правонарушители могут изготавливать из него наркотик и учить этому других.  Поэтому очень важно бороться с этим. Тех, кто не борется с очагами на своих территориях, мы предупреждаем о последствиях и даём определённый срок для уничтожения. Если ликвидации не происходит – мы привлекаем их к административной ответственности. Также боремся с теми, кто выращивает целенаправленно: сеет, возводит и культивирует. Это уже уголовно наказуемо. Помимо того, к ответственности привлекаем тех, кто занимается хранением, перевозкой, организацией каналов поставки наркотиков как на территорию, так и с территории Ставропольского края.  

– Получается, произрастание любого мака, который растёт на территории края, должно быть как-то задокументировано? А как же маковые поля? 

– Мак маку рознь. Он бывает разных видов. Тот мак, который содержит в себе наркотические средства, совсем не похож на декоративный или пищевой. Он не является запрещённой культурой. Опийное растение чем-то похоже на дикую колючку. У него толще стебель и больше коробочка.  


– Часто в сёлах наркоманы засевают такими растениями чужие огороды. Если кто-то видит на своей территории нечто подобное, что делать? Обращаться в полицию? 

– Полиция обязана выезжать на любое обращение граждан, даже если в итоге окажется, что это не преступление. Таких случаев тоже много и по факту мы стараемся проводить разъяснительную работу. Но вообще если бы я увидел у себя на участке подобное, то просто сразу бы уничтожил. Образно говоря, если вдруг у меня это выросло, но я это не сеял – состава преступления в моих действиях нет. Никогда не скажешь, наркоманы это посеяли или ветром надуло. Часто маковые и конопляные семена попадают в пшеницу и другие зерновые культуры. Комбайн же не будет объезжать ту коноплю, которая вместе с пшеницей растёт? Так что не всегда посеять подобное может кто-то специально. А если выросло – первым делом нужно вырвать и сжечь.   

– Какие ещё существуют операции? 

– Среди не менее важных можно выделить «Сообщи, где торгуют смертью», «Дети России», «Призывник», «Семья», «Безнадзорные дети», «Притон». Операция «Мак» - всероссийская, а вот «Притон» - ставропольская, проводится у нас по инициативе главного управления МВД. Она стартует, когда мы считаем, что необходимо приложить больше усилий, чем обычно для выявления лиц, которые занимаются организацией и содержанием наркопритонов. Для того, чтобы притон существовал ему нужно как можно большее количество посетителей, и содержателю притона не важно взрослый ли это человек, или несовершеннолетний. Рыночная экономика процветает и там. Такие «заведения» вызывают общественный резонанс, негодование среди жителей конкретного дома или района. Там, где наркоман, к сожалению, там и другие преступления. Поэтому эта операция очень важна, мы стараемся проводить её два раза в год.  Это направление требует больших усилий, чем выявление обычных хранений и сбытов.  


А вот акция «Сообщи, где торгуют смертью» нужна, чтобы напоминать гражданам, куда нужно обращаться, если им стало известно о преступлении, правонарушении, или если с ними что-то случилось. Например, родственник стал наркоманом, родители случайно нашли у ребёнка нечто похожее на наркотики, или им известно о месте, где наркотические средства распространяются. Акция проводится 10-14 дней 2-3 раза в год. В это время мы с помощью средств массовой информации сообщаем о своих контактах, телефонах, электронных адресах, пускаем бегущую строку по телевидению и т.д. С каждым годом обращается всё больше и больше людей. Естественно, всё анонимно, гражданин имеет на это полное право. Мы стараемся сделать так, чтобы личности оставались неприкосновенными и доверие населения к полиции с каждым разом росло.  

–  Зачем нужно подразделение «Гром»? 

–  «Гром» – это отряд специального назначения. Он образован при управлении по контролю за оборотом наркотиков. В нашем краевом управлении такое подразделение есть, и оно занимается обеспечением безопасности оперативников и сотрудников правоохранительных органов при проведении мероприятий, связанных с выявлением преступлений, или задержанием лиц по линии незаконного оборота наркотиков.  


–  Как вы боритесь с закладчиками? 

–  Есть два направления: бороться только с закладчиками, которые выполняют чужую волю за деньги. Таким способом мы будем уменьшать их количество, но тех, кто предоставляет им работу и наркотики мы, к сожалению, не затронем. Поэтому основные усилия и более квалифицированные кадры мы направляем на борьбу с организаторами таких интернет-магазинов. У нас возбуждено достаточное количество уголовных дел в отношении лиц и их соучастников, которые стояли во главе этих преступных сообществ и прикрывались курьерами.  

–  Какие последствия могут быть у такой «подработки»? 

–  Многие думают, что это лёгкий заработок. Во-первых, не всегда эта работа оплачиваемая, а во-вторых не всегда деньги успевают до закладчиков дойти, потому что они быстро попадают за решётку. Тот, кто является именно закладчиком, а не потребляет и хранит наркотики, меньше восьми лет лишения свободы не получает. Максимальный срок – 20 лет. Многие «организаторы» обещают за такое дело оплату с двухзначными нулями в месяц, но на самом деле до больших цифр никогда не доходит. Как правило, новички попадаются сразу же, и в отношении совершивших такие преступления по закону полицейские не могут даже применить меру пресечения в виде подписки о невыезде, поэтому все закладчики до суда находятся в изоляции. Каждый из них потом сидит думает и убеждается «Что не стоила эта сумма, того, что теперь со мной будет». А как насчёт здоровья, которое в неволе будет потеряно, всё полезное, которое можно было бы сделать для себя и семьи за эти годы? Закладчик теряет несоизмеримо больше, чем зарабатывает. И это не говоря уже о совести. Когда ты закладываешь наркотик, его кто-то будет приобретать и употреблять, его могут найти дети. Для них это передозировка и смерть.  


– Встречались ли в вашей практике какие-то необычные места или способы закладки наркотиков? 

- Нет уже необычных мест. С учетом развития технологий, в наше время преступники могут приспосабливать для сокрытия и хранения наркотиков самые разные предметы и места, начиная с продуктов питания и бытовых приборов, заканчивая элементами автомобильного двигателя и промышленного оборудования. К примеру, если раньше не было того же суперклея, то и невозможно было достаточно крепко и неприметно склеить грецкий орех с наркотиком внутри. Полицейские конечно не волшебники, знать абсолютно всё не могут, но мы достаточно быстро и своевременно меняем свою тактику и совершенствуем методы противодействия такому «творческому» подходу к незаконному промыслу наркодельцов. Если бы не специальные приёмы, то найти наркотическое средство в них было бы невозможно. Главное одно – необычных мест для нас уже не существует.  

– Какая ситуация с наркотиками сейчас наблюдается в крае?  

– Под председательством губернатора Ставропольского края в нашем регионе действует краевая антинаркотическая комиссия. Она проводит мониторинг наркоситуации на территории региона, которая в зависимости от складывающихся обстоятельств может быть оценена как кризисная, предкризисная, тяжёлая, напряжённая и удовлетворительная. По итогам 2017 года в нашем крае наркоситуация оценена как «напряжённая». Это предпоследний уровень перед «удовлетворительным». Ещё в 2015 году она была «тяжёлой».  


– За счёт чего произошло улучшение? 

– Полицейские и простые граждане оценивают ситуацию по-разному. Многие жители могут сами видеть наркоманов и закладчиков. Но часто бывает так, что в «неспокойном» по их мнению, районе всё намного лучше, чем там, где они ничего не видят. Наркодельцы в основном стараются скрыть свою деятельность. Я оцениваю по количеству лиц, которые ежегодно были поставлены на учёт как наркоманы. И в Ставропольском крае эта цифра уменьшается. Самый главный показатель – снижение числа людей, которые не только употребляют наркотики, но и тех, которые подумывают чтоб их попробовать. Для этого не менее 50% работы полиции отводится антинаркотической пропаганде.  

Я всегда обращаюсь к родителям. Министерствам образования и здравоохранения края выделяют достаточно денег, для проведения добровольного тестирования детей в учебных заведения. Вот только на них дают согласие те родители, которые уверены, что их ребенок не употребляет наркотики. А отказываются родители, которые переживают за своих детей. Боятся, что у них что-то найдут и ребёнка «затаскают» по правоохранительным структурами и комиссиям. Но неужели лучше умалчивать и пытаться неумело лечить своими силами, и получать в итоге нерешенную проблему и сломанную жизнь своего же ребенка? Мы пропагандируем тесты не для того, чтобы увеличить себе показатели. Тестирование-это уникальная возможность для родителей выявить и решить проблему на ранней стадии, когда она еще не запущена до безвозвратной ситуации!  


Нам необходимо добиваться снижения числа зависимых от наркотиков, ведь любой наркоман – это потенциальный преступник. 

Полина Сидоркова

Фото: архив пресс-службы ГУ МВД России по Ставропольскому краю

Желтая лента

Loading...
В России хотят полностью запретить продажу алкоголя

В России хотят полностью запретить продажу алкоголя

Flickr, Salvatore Barbera

Проститутки Владикавказа хотят открыть профсоюз

Комментарии (0)