О митингах и перспективах. Часть вторая

 

За прошедшую неделю появилось немало сообщений о реакции «гражданского общества», а точнее – отдельных креативных граждан, выразившейся в подаче многочисленных уведомлений о проведении публичных мероприятий. Граждане, судя по записям, выкладываемым в сеть, веселятся и храбро демонстрируют «активную гражданскую позицию». Действительно, тут есть над чем повеселиться. Над тем, например, что совместный поход за хлебом некоторые считают «шествием». Над тем, что массовое публичное мероприятие или перемещение граждан – это не публичное мероприятие, а потому и заявки на него подавать не надо. Ответственность установлена для организаторов в том случае, если были нарушены нормы об общественном порядке, если мероприятие повлекло общественно-опасные последствия. Походы на пляж или за хлебом, свадьбы и прочие мероприятия к таким случаям не относятся. 

Но, если граждане в процессе мероприятия загадили территорию или устроили массовую драку, другое дело. Вот, например – большая пьяная компания, орущая матом под окнами, распивающая спиртное и швыряющая мусор. Это оно и есть – массовое скопление граждан, повлекшее... далее – по тесту статьи 20.2(2) – это часть первая, а если еще и качели сломали – уже более жесткая часть вторая. Симптоматично, что у многих «протестующих» не хватило фантазии не издеваться над полицией, а заставить ее работать над обеспечением общественного порядка как раз в таких случаях. 

А шутить над полицией... Что ж, а если по итогам отчетного периода будут представлены отчеты, где будет обосновано создание новых штатных единиц и увеличение финансирование полиции. Работа не пыльная – в магазин да на пляж. Родственников можно пристроить. Верной дорогой!

Но, поскольку, как мы уже выяснили, закон далек от совершенства, посмотрим, какие имеются пути для его отмены или пересмотра.

Разве имеются сомнения, что это невозможно сделать петициями, митингами и даже самосожжениями? 

Если нет, рассмотрим более реалистичные варианты изменить те нормы закона, которые излишне ограничивают конституционную свободу собраний.

Необоснованное применение закона позволяет подавать в суд с жалобой на действия органов госвласти и местного самоуправления. Применение санкций, то есть признание виновным в административном правонарушении, также может быть оспорено. Этот путь ведет нас по цепочке инстанций к Верховному Суду России (ВС РФ). Что происходит там? Если решение принимается в пользу гражданина, и, тем более, если ВС РФ в дальнейшем дает разъяснения по практике применения закона, то нет проблем. Это достаточно реалистичный сценарий, тем более, что именно Верховный Суд в свое время указал судам общей юрисдикции на необходимость прямого применения Конституции в случаях, если между ней и нормативно-правовыми актами есть противоречия. Если ВС РФ встает на позицию обоснованности применения санкций к гражданину, или если не удовлетворяет жалобу на действия полиции, то гражданин получает право на обращение в Конституционный Суд России и Европейский Суд по правам человека. 

Как известно, несмотря на наличие права на юридическую помощь, эффективные юридические процедуры требуют серьезных расходов. Сбор средств для судебной защиты прав граждан могут осуществлять существующие или вновь созданные общественные организации. Дарю идею: создавайте «РосШтраф» или «РосМитинг» и собирайте деньги на юридическую помощь. 

Следующий путь – обращение к тем, кто может обратиться с запросом в Конституционный Суд. Это пятая часть депутатов Государственной Думы или членов Совета Федерации. Кстати, у КПРФ и СР в Думе более 150-ти мест. Этого вполне хватит. Кроме того, с запросами могут обращаться органы законодательной и исполнительной власти субъектов, что перед региональными выборами может иметь некоторое значение.

И, наконец, всероссийский референдум. Задача провести референдум, с одной стороны, достаточно сложная, но сегодняшние средства коммуникации задачу, по сравнению с 90-ми годами, существенно облегчат. Соответственно, это будет объективное признание общественной поддержки – собрать более двух миллионов подписей не так просто. Нельзя исключать, безусловно, и объявление честно собранных подписей недостоверными. Но, как показывает практика, это касается небольшого процента подписей. Так, в декабре 2011 года, из двух миллионов подписей, поданных в ЦИК РФ Г.А. Явлинским, только 3% процента были признаны недействительными. И это притом, что они были собраны всего за месяц. Если же это удастся сделать, организаторы референдума войдут в историю России как те, кто впервые организовал референдум по инициативе народа. В любом случае, это будет гораздо убедительнее, чем относительно немногочисленный «Марш миллионов».

 

Максим Цапко 

Желтая лента

Loading...
Ученые раскрыли главный секрет влагалища

Ученые раскрыли главный секрет влагалища

Сейчас вместо духовного преображения электронная музыка предлагает потакание низменным инстинктам

Как русофобы украли электронную музыку

Комментарии (0)