Дресс-код — халат и тапочки: число перешедших на «удалёнку» россиян выросло в пять раз

Дресс-код — халат и тапочки: число перешедших на «удалёнку» россиян выросло в пять раз
Дресс-код — халат и тапочки: число перешедших на «удалёнку» россиян выросло в пять раз
На период пандемии коронавирусной инфекции почти 80 процентов российских компаний частично или полностью перевели сотрудников на удалённый формат работы. 16 процентов намерены остаться на нём и после снятия всех ограничений. Таковы результаты исследования рекрутингового агентства Selecty.
Работать из дома намерены остаться 20 процентов специалистов IT-сферы. До конца года на «удаленке» сидят 90 процентов сотрудников всех бэк офисов «Билайна», о смешанном режиме в перспективе говорит руководство Сбербанка. 

Как ставропольцы относятся к работе в халате и тапочках, расскажем в нашем материале.

Главное – взять себя в руки

Ставропольчанка Надежда Борисенко на удалёнку перешла ещё до пандемии – полтора года назад. Работала преподавателем на кафедре журналистики СКФУ. Уволилась. С тех пор трудится редактором сайта Ставропольского краевого отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство». Уже из дома.

«Мне очень нравится такой формат, потому что ты сам волен организовывать своё рабочее время и пространство так, как удобно тебе. Если мне удобнее вставать не к 9 утра, а к 11, то я понимаю, что я просто чуть подольше посижу, зато буду высыпаться, не буду тратить время на сборы, пробки и так далее», — говорит Надежда Борисенко.

Девушка призналась, что некоторый дискомфорт от такого формата работы всё же есть. В основном — дефицит живого общения.

«Теряется социализированность. Ты сидишь дома преимущественно, пока работаешь, не общаешься с людьми, с коллегами. Вот этот корпоративный дух, который присутствует в офлайне, его не хватает. В этом плане, конечно, сложно», — отмечает Борисенко.

Но, говорит Надежда, общаться можно и во вне рабочее время. А вот если у вас проблемы с самоорганизацией, то тут вам может прийтись очень тяжело.

«За счёт того, что ты сам организуешь рабочий процесс и над тобой не стоит начальство, это расхолаживает. Но стоит один раз взять себя в руки, и всё наладится», — уверена Надежда Борисенко.

Помимо редактуры, Надежда продолжает по совместительству преподавать в вузе. Правда, признаётся, что у неё возникают вопросы по поводу организации удалённого формата работы. Коллегам педагогам значительно сложнее адаптироваться в таких условиях, считает Борисенко.  

«Мне кажется, в гуманитарных специальностях это ощущается не так, как в естественно-научных. Я не представляю, как мои коллеги работают. Мне кажется, это гораздо более сложный и трудоёмкий процесс», — говорит Надежда Борисенко.

Тем не менее, в новом формате работы, который диктуют современные реалии, специалист видит для себя больше положительных моментов. Потому возвращаться в офис Надежда не планирует.

«Я сейчас понимаю, что уже никогда бы не стала работать в офисе. Хотя я никогда не была в стандартном понимании офисным работником, не работала с 9 до 18. У меня всегда был ненормированный рабочий день, но при этом он не был жёстко регламентирован. Поэтому для меня это — идеальный вариант», — уверена Борисенко.

«Бережливая» экономика

Во время первой волны пандемии коронавирусной инфекции множество ставропольских компаний отправило своих сотрудников на «удалёнку». Речь о тех сферах деятельности, для которых приемлем такой формат. Однако для крупных российских корпораций такой подход не стал новинкой. После весны 2020 года они лишь укрепились в своих позициях. 

По словам предпринимателей, для бизнесменов удалёнка выгодна: не нужно платить за офис, за обслуживание помещений, оборудовать рабочие места. А это, к слову, может составлять до 30 процентов всех затрат бизнеса.

Опытом дистанционной работы поделился предприниматель Юрий Евсютин, который занимается установкой и сопровождением одной из ведущих информационно-правовых систем в стране. Выступает официальным дилером по Ставропольскому краю. На «удалёнку» его фирма ушла с 26 марта. В таком формате пришлось работать на протяжении нескольких месяцев.  

«Работники сначала обрадовались, что можно сидеть дома. Но в процессе поняли, что для нашей специфики это не очень удобно», - рассказывает предприниматель.

Совсем отказаться от офиса у фирмы возможности нет. И вот тут её ждал очень неприятный сюрприз. По роду своей деятельности компания не попадает в перечень отраслей, пострадавших от пандемии коронавирусной инфекции. Это значит, что ни налоговые льготы, ни преференции по арендной ставке, ни меры господдержки на неё не распространяются. Платить, пусть даже за пустующее помещение, всё равно пришлось. Несмотря на трудности, удалось сохранить штат, который больше десятка человек.

«Да, оборудовать удалённые рабочие места не пришлось. При необходимости технику для работы сотрудники брали офисную», - отмечает Евсютин.

Зато совещания стали короче, и перешли в формат переписок в мессенджерах. При первой же возможности все сотрудники вернулись на рабочие места. Предприниматель говорит, что в будущем не хотел бы снова работать на «удалёнке». А если вдруг такая необходимость возникнет, то было бы хорошо учесть интересы небольших компаний. Тех, чья специализация сложно адаптируется под условия дистанционки. Это нужно, чтобы такой переход был максимально безболезненным. 

Узаконенные «тапочки»

В конце ноября 2020 года Госдума РФ в третьем чтении приняла закон об удалённой работе. Документ вводит основные понятия такого формата трудовой деятельности и разъясняет наиболее спорные моменты. Например, по оборудованию рабочего места, оплате, времени труда и отдыха работника.

Так, удалённая работа может быть постоянной, временной и периодический. В последнем случае подразумевается комбинированный режим.  При этом снижать зарплату сотруднику при переводе на «удалёнку» работодатель не может. А вот уволить, если человек более двух дней не выходит на связь, – вполне.

Теперь, согласно закону, работодатель может перевести сотрудника на удалёнку принудительно. Причины: производственная необходимость, катастрофы природного или техногенного характера, несчастный случай или распоряжение госорганов.   

При этом, работника должны обеспечить всем необходимым оборудованием, или компенсировать ему затраты на комплектацию домашнего рабочего места. Если же это сделать невозможно, потерянное время считается простоем и оплачивается в размере двух третей от зарплаты. Хотя в договоре можно и увеличить эту цифру. Тут всё зависит от начальства.

Отношения «работник – работодатель» закрепляет соглашение. В нем, при необходимости, можно прописать и материальную ответственность сторон. Заверяется бумага электронной цифровой подписью. При этом сведения о найме могут быть внесены в трудовую книжку.

Регламентирует закон и время работы и отдыха удалённых сотрудников. Если документально все это не определено, то режим устанавливается по усмотрению подчинённого. Причем время взаимодействия с работодателем также включается в рабочее.

Если начальство беспокоит работника в офлайн – это расценивается как сверхурочная работа, и оплачивается соответственно. Кроме того, сотрудник в письменном виде должен дать согласие на такой режим.

Закон должен вступить в силу с 1 января 2021 года.

Комментарии (0)