Депутаты с низким КПД

Обнародован Четвёртый интегральный рейтинг депутатов Госдумы России. Он позволяет сразу по нескольким параметрам оценить эффективность работы каждого парламентария. Увы, ни один из ставропольских избранников не попал ни в число лидеров, ни хотя бы в полсотни лучших. Вице-спикер палаты и сопредседатель ОНФ Ольга Тимофеева заняла 81 место. Александр Ищенко, Ольга Казакова, Елена Бондаренко и Михаил Кузьмин разместились во второй сотне. Алексей Лавриненко и вовсе оказался на 424 строчке из 437 возможных. 

О том, чем занимаются ставропольские депутаты в Госдуме и насколько соответствуют цифры рейтинга эффективности их работы – читайте в нашем материале. 

Всех посчитали 

Исследование опубликовано на ресурсе «Депутат – клуб», позиционированном как «Портал депутатов Государственной Думы 7 созыва». Результатом работы стал «первый и единственный интегральный рейтинг качества работы народного избранника, его КПД», который «не зависит от партийной принадлежности, только от реального качества работы парламентария». Основными авторами выступили российские политологи Дмитрий Гусев и Алексей Мартынов. 

Они оценивали работу депутатов по четырём неравновесным параметрам. Первый – народный рейтинг. Он основан на результатах голосования на самом ресурсе. Любой пользователь может отметить любое количество депутатов, при этом система тщательно борется с разного рода попытками «накрутить» голоса. На момент публикации в голосовании приняло участие около 3,5 миллионов пользования, так что показатель получился вполне весомый. 

Второе – рейтинг активности. Собственно, то, насколько старательно работает человек депутатом. Сколько законопроектов он внёс, сколько раз выступал на заседаниях, в каком количестве рабочих мероприятий принял участие и так далее – все данные фиксируются аппаратом Госдумы. 

Третий показатель – оценка экспертов. Политологи, учёные, руководители СМИ и представители региональной власти сами определяют эффективность работы своего депутата и выставляют ему оценку. 

Наконец, четвёртый – медийный рейтинг, который составляется на основе данных «Медиалогии» и позволяет определить индекс цитируемости каждого депутата. При этом скандальная известность тут не поможет, так как учитываются только позитивные и нейтральные контексты. 

В конечном итоге складывается достаточно объективная картина работы каждого парламентария, причём если он и способен что-то подкорректировать (например, обеспечить себе мощный пиар в СМИ и социальных сетях), то одновременно улучшить все показатели можно лишь честным депутатским трудом. 

Впрочем, идеальным назвать рейтинг тоже сложно – но скорее из-за общего кризиса российского парламентаризма. Среди лидеров оказалось немало популистов с неоднозначной репутацией (как, например, Виталий Милонов, занявший 20 место), а также разного рода артистов и спортсменов (Иосиф Кобзон, Вячеслав Фетисов, Владислав Третьяк). Все они отличаются довольно низкой активностью в парламенте и невысоким народным рейтингом, которые с лихвой покрываются экспертами и медийностью. Идущая второй Ирина Яровая и вовсе попала в лидеры только за счёт последнего пункта при прочих скромных результатах.  Но срабатывает этот принцип не всегда. Так, Наталья Поклонская, несмотря на то что в последние годы входит в пятёрку самых известных депутатов, заняла лишь 59 место с КПД в 36,03. 

Вероятно, у «идеального депутата» все четыре показателя должны коррелировать между собой, но, как сказал бы вождь всех народов, «других депутатов у меня для вас нэт». Гармоничным сочетанием всех критериев может похвастаться разве что занявший первую строчку Павел Крашенинников, у которого по всем пунктам стоят двузначные числа, а общий КПД оценивается в 72,54 пункта, а также Ярослав Нилов, получивший четвёртое место.  

А что же наши? 

Как бы то ни было, ставропольские депутаты не демонстрируют рекордов ни по одному из критериев. Они довольно пассивны в парламенте, за них проголосовало не так много людей на портале, да и количество упоминаний на федеральном уровне весьма скромное. Единственное, что их вытягивает – мнение экспертов. Только этот показатель смог перевалить за 10 пунктов, причём у всех – от 10,19 у Алексея Лавриненко до 18,64 у Ольги Казаковой. Это может свидетельствовать как о сравнительно высокой оценке депутатов в регионе, так и о компактности местных элит и желании помочь «своим». 

Единственный упомянутый в контексте Ставрополья эксперт Денис Ермаков иллюстрирует такие выводы своей несколько восторженной репликой: 

 «Представители края как всегда ведут активную работу во всех представленных параметрах, активно освещая свою деятельность в социальных сетях и медиа! Многим коллегам стоит перенять у них опыт работы!» 

При этом в действительности все показатели, за исключением экспертной оценки, у ставропольских парламентариев варьируются 0,28 до 9,86 – весьма скромно на фоне лидеров рейтинга. В итоге они не блещут и совокупным КПД, который варьируется от 30,96 у Ольги Тимофеевой (81 место) до 14,79 у Алексея Лавриненко (424 место). Эти депутаты несколько выбиваются из общей картины: все остальные довольно компактно расположились во второй сотне. 

Настало время подробнее изучить парламентскую активность каждого из них, чтобы дать собственную оценку. 


Ольга Тимофеева 

Несмотря на самый высокий показатель среди ставропольских депутатов, её 81 место стало самым большим разочарованием для земляков. Заместитель Председателя и член Совета Госдумы, сопредседатель ОНФ, яркая политическая фигура способна претендовать на попадание в первую десятку. Журналистский опыт и занимаемые должности должны были позволить ей обеспечить высокий индекс цитируемости (он хоть и выше, чем у других, но 7,73 – обескураживающе скромная цифра).  

Но подвели Ольгу Викторовну невысокий народный рейтинг, который, впрочем, у всех ставропольцев варьируется от 3,49 до 4,42 и может свидетельствовать не столько о недостаточной популярности депутатов у населения, сколько об общей политической пассивности нашего региона. Тимофееву ставропольцам есть за что благодарить (она активно лоббировала, к примеру, строительство новой поликлиники в краевой столице) и в целом она весьма активна в крае. 

Что особенно удивляет, так это крайне низкая активность в роли собственно депутата: всего 1,1 пункта. При этом, согласно данным аппарата Госдумы, Ольга Тимофеева выступала на заседаниях парламента 40 раз, из них 24 – в рамках текущего созыва. В той или иной роли инициировала 31 законопроект (16 за весь прошлый созыв, 15 – за менее чем два года нынешнего, из них 7 находятся на рассмотрении). За всё время нахождения в статусе федерального депутата голосовала против чего-либо 2 раза (всего за это время прошло более 6000 голосований). 

Если не учитывать деятельность в роли сопредседателя ОНФ, то Ольга Тимофеева довольно часто появляется в федеральной повестке в контексте экологии: она возглавляет соответствующий комитет Госдумы. В частности, она выступала с инициативами защиты животных и сохранения лесов.  

Александр Ищенко, Ольга Казакова, Елена Бондаренко, Михаил Кузьмин 

В отличие от Тимофеевой, Александр Ищенко, напротив, лидирует среди ставропольцев по активности в Госдуме: 9,86 балла. С 2004 года (с четвёртого созыва) он выступал на заседаниях 69 раз, участвовал в инициировании 67 законопроектов и если бы не скромный индекс цитируемости, то мог бы претендовать на попадание на более почётное место. 

То же самое можно сказать и о его соседях по второй сотне. Ставропольские депутаты показывают себя крепкими середняками. Немного инициируют, немного выступают, иногда всплывают в федеральной повестке и почти всегда голосуют «за». Но за исключением весьма высокой оценки местных экспертов, ничем другим похвастаться не могут. 

Алексей Лавриненко 

Аутсайдер рейтинга Алексей Лавриненко результатами не блещет. Он выступал всего 4 раза, участвовал в 8 инициативах (как правило, коллективных), за что получил 0,54 балла по степени активности. Также у него крайне низкая цитируемость (0,37 – ниже только у Михаила Кузьмина), да и местные эксперты поддержали хуже, чем других: всего 10,19. 

Дело тонкое 

Что интересно, низкие позиции в рейтинге характерны и для депутатов, попавшим в Думу по федеральным спискам, но отнесённых к нашей региональной группе. Так, худшим парламентарием, согласно исследованию, стал Батор Адучиев с КПД в 11,77 и занявшим 437 место. 

Из трёх дагестанских депутатов двое – Умахан Умаханов и Абдулмажид Маграмов заняли соответственно 261 и 263 места, и только Абдулгамид Эмиргамзаев спрятался в четвёртой сотне. По сравнению со ставропольскими парламентариями у них немного выше активность, примерно такая же народная поддержка, но ниже оценки экспертов (что, как и в случае с нашими представителями, может иллюстрировать разношёрстность республиканских элит, а не качество их работы) и индекс цитируемости.  

А вот их чеченский коллега Адам Делмханов по всем признакам мог бы быть ставропольским депутатом: те же 4 пункта народной поддержки, низкая активность и медийность, зато сравнительно высокая оценка среди местных элит и почётное 246 место. 

Чем дальше на запад СКФО, тем лучше позиции представителей регионов в рейтинге. Алихан Харсиев из Ингушетии почти вырвался во вторую сотню – 203 место. Артур Таймазов из Северной Осетии отстал от него всего на 2 пункта.  

Тенденцию продолжают депутаты из Кабардино-Балкарии: Адальби Шхагошев занял 144 место, а Ирина Марьяш внезапно оказалась на 91-м. Она активно трудится в парламенте, её любят эксперты, но в медиасфере она заметна не очень. Если бы не это упущение – вполне могла бы обогнать нашу Ольгу Тимофееву. И только Расул Боташев, представляющий КЧР, портит картину: 304 место при КПД 20,6. 

Как бы то ни было, в числе лучших парламентариев страны нет ни одного депутата из СКФО. При некоторых нюансах почти все они предпочитают держаться в тени, не выступают с яркими инициативами, недостаточно популярны на представляемых ими территориях и, очевидно, выражают интересы скорее местных элит, чем населения. На этом фоне сложился интересный казус – наиболее заметными и активными парламентариями с Северного Кавказа оказались женщины, несмотря на весь консервативный имидж макрорегиона. 

Хорошему депутату есть что сказать? 

А теперь сравним кавказских парламентариев с Павлом Крашенинниковым, занявшим первое место. К слову, он представляет Свердловскую область, не возглавляет фракцию и в целом наравне с нашими депутатами. Правда, опыт у него колоссальный – в Думе заседает с 1998 года. Но за эти 20 лет он выступил 1363 раза (у нас Тимофеева – 40, Ищенко – 67, остальные и того меньше), инициировал 249 законопроектов и хотя бы 11 раз голосовал «против». 

Разумеется, мы все взрослые люди и понимаем, что у нынешнего российского парламента несколько иные задачи, чем в классическом понимании данного института. Что это «не место для дискуссий». Что сложившиеся механизмы и внутренней этики требуют от избранников единодушия и единомыслия. Что в целом главная польза, которую могут принести депутаты, лежит не столько в контроле исполнительной власти и собственно законотворчестве, а в лоббировании интересов тех территорий, от которых они избраны.  

И нельзя сказать, что ставропольские парламентарии совсем уж этого не делают. Но, судя по результатам рейтинга, можно и нужно делать это активнее. Нам нужны инициативные, заметные, настойчивые депутаты, которые не будут отсиживаться в тени. И если нынешний состав представителей Ставрополья на это способен, то самое время показать. 

Станислав Маслаков. 

Желтая лента

Loading...
Чебурашка оказался евреем, но не сионистом

Чебурашка оказался евреем

Истории Лавкрафта про разумные грибы с Юггота находят научное подтверждение

Эти грибы научились превращать живых в зомби

Комментарии (0)