Парогазовая политика

Парогазовая политика
Парогазовая политика Фото: Парогазовая политика
Жителям Лермонтова не повезло. Пока они переживают за отопление зимой в своих домах, их пытаются использовать, как разменную монету в политической игре.
Опасения лермонтовчан имеют под собой почву: ещё недавно город был под угрозой остановки единственной ТЭЦ, которая давала свет, газ и тепло. Её владельцы — коммерсанты — накопили долги перед газовиками, и ситуация казалась неразрешимой. 

Край нашел инвестора. Он согласился обеспечивать текущие платежи за коммунальные ресурсы для ТЭЦ и даже гасить долги по зарплате сотрудников Гидрометаллургического завода, на балансе которого находится генерирующая станция. Готово оборудование для обеспечения работы городского теплоэнергетического комплекса в автономном режиме. 

Почему голоса критиков не утихают, а звучат всё громче? Зачем отрицаются очевидные успехи в разрешении кризисной ситуации, текущая проблема раздувается, а ответственность за неё приписывается одному человеку — первому лицу края? «Кошка родила котят — губернатор виноват!». 

Прокомментировать ситуацию в Лермонтове и действия краевых властей мы попросили ставропольских экспертов — доктора политических наук, профессора филиала СКФУ в городе Пятигорске Арушана Вартумяна и доктора политических наук, руководителя филиала Фонда развития гражданского общества в Ставрополе Геннадия Косова. 

Корреспондент:

— Сейчас некоторые источники эмоционально называют ситуацию в Лермонтове коммунальной катастрофой, указывают введённый в городе режим ЧС. Говорят, что власти не управляют ситуацией, не могут договориться с собственниками, инвесторами. И параллельно вспоминают, как в 2012 году голодовка в Лермонтове послужила одной из причин досрочной отставки действующего на тот момент губернатора. Насколько ситуация сейчас близка к таким оценкам?

Арушан Вартумян: 

— Лермонтов действительно является социально нестабильной территорией. Не в том плане, что там постоянно происходят какие-то публичные акции или выражается недовольство населения. Город действительно не имеет много возможностей для активного развития. Он был создан как моногород, где, в основном, жили сотрудники крупного предприятия — Гидрометаллургического завода. Предприятие было стратегическим, речь шла о переработке урановой руды. 

Когда завод приватизировали и перепрофилировали, Лермонтов утратил основную статью социальных доходов. Это участь большинства моногородов. Тем не менее, он выжил и продолжал развиваться. Даже начал работать и давать продукцию. Люди получали зарплату. Сам по себе проект поднятия производства был, наверное, вполне обоснованным. Но рыночная конъюнктура вносит свои коррективы, и проект, который обещал быть выгодным, под который брался кредит ещё в 2012 году, вдруг оказывается убыточным. Естественно, завод постепенно снижает обороты и в итоге в конце 2017 года останавливается. 

Арушан Вартумян: «Рано или поздно вопрос должен был встать ребром. В рыночных условиях ТЭЦ не способна обеспечить работу за счёт платежей населения. Соответственно, необходимо перевести её в государственную собственность». 

В чём была проблема лермонтовская, в первую очередь? В советские времена создали замкнутый цикл, когда деятельность завода фактически обеспечивала работу ТЭЦ, которая снабжала коммунальными ресурсами население. В рыночных условиях это означает: если завод не покупает тепло, пар — что нужно для деятельности предприятия — котельная может работать только за средства граждан, которые платят за газ, тепло и воду. Но Лермонтов — небольшой город. Покрыть все расходы на содержание ТЭЦ за счёт одних только жителей не получалось.

Рано или поздно вопрос должен был встать ребром. Что делать с заводом и с ТЭЦ? Разорвать их цикл невозможно. Если завод закрывается, ТЭЦ должна работать отдельно, ведь жителей никуда не денешь. Поскольку в рыночных условиях она не способна обеспечить работу за счёт платежей населения — это заведомо убыточное предприятие — соответственно, необходимо перевести её в государственную собственность. 

Как мы увидели, передавать в госсобственность свой актив владельцы не спешили. В итоге мы сейчас имеем, что имеем: коммерсанты хотят распорядиться ТЭЦ так, чтобы это принесло им пользу, выгоду. А государственной власти нужно обеспечить людей теплом. Проблема совершенно неполитическая, но решение её требует максимального напряжения сил. В первую очередь, потому что общество у нас уже не социалистическое. В конце концов, мы должны уважать право собственности. 

Корреспондент:

— Если у власти один выход — взять в госсобственность убыточное предприятие, разве это хороший выход? Ведь это заведомо токсичный актив с кучей проблем? 

Геннадий Косов:

— Давайте расставим приоритеты. На сегодня приоритет №1 — чтобы жители Лермонтова имели электроэнергию и тепло. В этом случае даже некоторые убытки бюджета будут обоснованы. Для чего бюджет? Чтобы людям нормально жилось. Если это удастся, и люди будут обеспечены, то следующая прямая задача правительства, органов власти и управляющей компании государственной — найти такой выход, при котором Лермонтовская ТЭЦ, если уже не будет прибыльной, то, по крайней мере, будет работать с минимальным убытком или выходить в нули. Это уже задача №2. 

Власти сейчас нужно добиться одного результата: чтобы не было никакой даже малейшей угрозы отключения энерго- и теплоснабжения лермонтовчан. 

Корреспондент:

— Арушан Арушанович, Вы сказали, что Лермонтов — проблемная точка на территории Ставропольского края. Насколько опасна сложившаяся в нём сейчас ситуация в политическом плане? 

Арушан Вартумян:

— Любая ситуация, которую власть не может разрешить либо ничего не делает для её разрешения, —опасна в политическом плане. Но насколько нынешняя ситуация в Лермонтове похожа на такую — большой вопрос. Мы видим огромное количество сообщений о том, что делает власть. Самое главное, что мы видим: ни газ, ни тепло, ни электричество в Лермонтове не отключили. 

Арушан Вартумян: «После можно будет говорить, сказывается это или не сказывается на рейтингах губернатора. Факт остаётся фактом: на сегодня энерго- и теплоснабжение Лермонтова осуществляется в полном объёме». 
 
Как это делается? Тут уж простите. Если на кону стоит благополучие граждан, то все средства в рамках закона — хороши. Я не думаю, что у края из-за этого может прекратиться партнёрство с тем же Газпромом, о чём много говорили и писали. Ситуация так или иначе разрешится, и похоже, что это произойдёт более мягким путём. 

Губернатор буквально недавно сказал в эфире, что с инвесторами достигнуты договорённости, они готовы покрывать даже долги по зарплате. Местные телеканалы подтверждают эту информацию. Я понимаю, что договорённости могут быть предварительными. Но даже они указывают на серьёзные попытки разрешить ситуацию, потому что никто из инвесторов не стал бы тратить деньги впустую, не будучи уверенным хотя бы на 99%, что сделка будет выгодной. 

Властям нужно довести именно этот сценарий до логического конца. После можно будет говорить о чём угодно: быстро это делалось, медленно, как это всё сказывается или не сказывается на рейтингах губернатора… Факт остаётся фактом: на сегодня энерго- и теплоснабжение Лермонтова осуществляется в полном объёме. Меры приняты. Социально-политическая ситуация в городе — стабильная. 

Геннадий Косов:

— Хотелось бы дополнить коллегу и сказать о том, что часть экспертов у нас страдает склонностью к простейшим аналогиям. Уж если в Лермонтове что-то случилось шесть лет назад, то оно непременно должно случиться с тем же результатом и сейчас. 

Геннадий Косов: «Здесь, похоже, считывается очевидная заказная атака на губернатора Владимирова. Не хотелось бы рассуждать о том, кто выступил инициатором, но то, что по факту она имеется, — это точно».
                                                                                                                         
Простейшие аналогии проводить легко и приятно. Но здесь, похоже, считывается очевидная заказная атака на губернатора Владимирова. Не хотелось бы рассуждать о том, кто выступил инициатором этой атаки, но то, что по факту она имеется, — это точно. Любые события интерпретируются в крайне негативном для губернатора ключе. Допускаются очевидные передёргивания. К примеру, пресловутая информация о том, что правительство Владимирова якобы подписало обеспечение кредита, который брали собственники Гидрометаллургического завода в 2012 году. Где двенадцатый год — и где Владимиров? Тем не менее, информация активно продвигалась. 

Когда выяснилось, что кредит брался под гарантии Правительства Российской Федерации, а Ставропольский край лишь участвовал в этом, и дело было до начала работы Владимирова в регионе, эта информация практически нигде не появилась. 

Решительность губернатора и его готовность идти до конца могла здесь сыграть ему не лучшую службу. Его мотивы понятны: отстоять людей и обеспечить им нормальную зиму. Но только мотивы эти, как правило, в расчёт при проведении псевдоанализа в таких заказных кампаниях не принимаются. В этой ситуации единственное, что можно порекомендовать краевым властям, — сообщать обо всех шагах, которые они предпринимают. И самое главное — о результате: жители города с теплом и светом. 

Геннадий Косов: «В крае есть проблемы, которые могут вызвать политический резонанс. Был подъём, как и во всей стране, протестной активности. Однако она была скорее инертной, нежели активной».
            
В прошлом году, когда также был так называемый «осенний губернаторопад», большое количество «аналитиков» и «составителей рейтингов» также указывали на то, что Владимиров —по другим причинам — может оказаться в списке отставников. Гадание, конечно, вещь увлекательная, но к политической науке не имеет никакого отношения. Как известно, федеральный центр оценивает ситуацию на местах объективно. Так или иначе, решение принимается с учётом всех факторов. 

Давайте посмотрим, какие факторы пытаются вменить действующему губернатору. Громко заявляют, что ЧС могут ввести в других городах, в частности, в Пятигорске. Уточнение о том, что это локальная ситуация и речь идёт лишь об одной из нескольких ТЭЦ Пятигорска — не пошли. Тем не менее, распространилась информация, что в Пятигорске, якобы, вводится ЧС. 

Мало того, Владимирову вменяют даже неурожай и засуху. Хотя, честно говоря, многие в крае ожидали, что рано или поздно погода преподнесёт сюрприз, а 10 миллионов тонн зерна будут не всегда. Этого следовало ожидать. 

Урожай собран достойный, но не рекордный. Спрашивается, при чём здесь глава региона? Но получается, что Владимиров всегда за всё отвечает. Как и любой губернатор — можно и так сказать. Хотя требовать от губернатора, главы района или мэра хорошей погоды, после того как вы промочили ноги, — это не вполне рационально. 

В крае есть проблемы, которые могут вызвать политический резонанс. Мы фиксируем — да, был подъём, как и во всей стране, протестной активности. Однако в крае она была, скорее, более инертной, нежели активной. Со всем уважением относясь к людям, которые выходили на протестные мероприятия, могу сказать, что их, всё-таки, было очень немного. 

Корреспондент:

— И претензий к губернатору, насколько мы помним, протестующие не высказывали.

Геннадий Косов:

— Претензий к региональным властям не было. И в числе наиболее протестных регион не числится. 

Сейчас основной задачей краевых властей является нормальное проведение отопительного сезона. Каждая зима — проверка ЖКХ на прочность. Сейчас, конечно, проблема — урегулирование тарифной политики и вопросов работы регоператора по вывозу мусора. Да, это важно. Власти этим занимаются. Посмотрим, какой будет результат. 

Многократно говорилось о развитии перерабатывающей промышленности, необходимости уделять больше внимания отраслям животноводства, молочного производства. Вопросы проблемные есть. Но в каком регионе их нет? Можно предполагать сколько угодно, какие факторы могут влиять на стабильность власти. Наверное, мы всё же говорим не о власти и общественно-политической ситуации. Как раз она является стабильной в крае уже давно. Конечно, во многом это заслуга, в том числе, политики федерального центра. Но если бы эту политику не реализовывали на местах — что бы от неё осталось?

Арушан Вартунян: «Пока у нас такая традиция: большинство считает, что именно губернатор или даже президент может помочь именно им. Постепенно нужно приучать людей, что есть местное самоуправление». 
                                                                                                                       
Корреспондент:

— В итоге, как вы полагаете, есть ли сейчас значимые политические риски для действующего губернатора?

Геннадий Косов:

— Пока я серьёзных рисков не вижу. В первую очередь, потому что никаких изменений в стилистике, методике работы губернатора, его поведении — не видно. Министерства работают, правительство работает. В целом складывается ощущение, что, наоборот, идёт активное планирование на ближайшую перспективу. Вряд ли человек, который чувствует какие-то ветры перемен, стал бы столь активно продолжать работу. Поэтому, я бы не делал на эти прогнозы серьёзной ставки. 

Арушан Вартумян:

— Поддержу коллегу. Хотелось бы сказать, что у нас на КМВ гораздо меньше об этом рассуждают. Проблемы решаются. Которые не решаются — значит с этим люди выходят к властям. Посмотрите, на недавней «Прямой линии» сколько вопросов поставили перед губернатором. Конечно, не очень хорошо, что даже с самой локальной проблемой люди идут к главе региона. Но пока у нас такая традиция: большинство считает, что именно губернатор или даже президент может помочь именно им. Постепенно нужно, конечно, приучать людей к тому, что есть местное самоуправление, есть мэр, есть глава. Которые вполне способны по своим полномочиям разрешить вопросы жителей. А так — я тоже не вижу никаких негативных изменений в работе краевой власти.

Впрочем, критерий истины — практика. А значит, мы всё увидим. 

Беседу записала Алина Орлова

Желтая лента

Loading...
Рэп в России запретят совсем

Рэп в России запретят совсем

ЭТО девушка обнаружила в своей тарелке

Сети быстрого питания кормят людей едой для свиней

Комментарии (0)