Кто эта девушка? История подвига, ордена и ста лет ожидания

Кто эта девушка? История подвига, ордена и ста лет ожидания
Кто эта девушка? История подвига, ордена и ста лет ожидания
Римма Михайловна Иванова родилась в Ставрополе в 1894 году 15 (по новому стилю 27) июня. Училась в Ольгинской гимназии, где сейчас находится специальная коррекционная школа-интернат №36 для детей с нарушениями слуха. По рассказам близких, ещё в детстве на вопрос «Кем хочешь стать?» Римма не колеблясь отвечала: «Солдатом!».
Письма 

В 1914 году Россия вступила в Первую мировую войну. Римма Иванова бросила работу учительницей в земской школе села Петровского Благодарненского уезда Ставропольской губернии (сейчас — город Светлоград) и записалась на курсы сестёр милосердия. С 7 сентября 1914 года она работала в Ставропольском епархиальном госпитале №2.  


Через четыре месяца девушка остригла волосы и назвалась Иваном Ивановым, чтобы примкнуть к действующим войскам. Она последовала примеру участницы Отечественной войны 1812 года, которая известна как кавалерист-девица Надежда Дурова. Судьба храброй женщины-воительницы восхищала Римму, ведь ей хватило духу встать плечом к плечу с мужчинами, чтобы защитить родину. В истории этих двух женщин будут ещё параллели, но есть и существенное отличие: юную Надю ненавидела мать, её воспитывали, как мальчика, а Римма росла в дружной семье и была обожаема родителями.   

В российской истории было ещё несколько женщин, которые добровольно шли на войну, скрывая свой пол. Александра Тихомирова 15 лет служила под именем погибшего брата. Была убита в сражении под Фридландом, в котором участвовала и Надежда Дурова. Спустя век Ольга Кабанова под именем Олег пошла воевать в Первой мировой войне. Александра Ращупкина была водителем-механиком танка Т-34 на Великой Отечественной войне и в течение трёх лет таилась от сослуживцев, представляясь мужчиной.  

Римма поступила на службу в 83-й Самурский полк, который был расквартирован в Ставрополе и именно отсюда отправился на войну. Обман девушки раскрыли быстро. Она стала служить под настоящим именем сестрой милосердия. Намеренно шла туда, где были самые ожесточённые бои, а люди больше всего нуждались в помощи.  

Из письма Риммы родителям: 

«Господи, как хотелось бы, чтобы вы поуспокоились. Да пора бы уже. Вы должны радоваться, если любите меня, что мне удалось устроиться и работать там, где я хотела… Но ведь не для шутки это я сделала и не для собственного удовольствия, а для того, чтобы помочь. Да дайте же мне быть истинной сестрой милосердия. Дайте мне делать то, что хорошо и что нужно делать. Думайте, как хотите, но даю вам честное слово, что многое-многое отдала бы для того, чтобы облегчить страдания тех, которые проливают кровь».  

Отцу и матери она писала, что перевязочный пункт не подвергается обстрелу. Просила не беспокоиться. «Жизнь вообще коротка, и надо прожить ее как можно полнее и лучше».  


Девушка заслужила любовь и обожание самурцев и сумела спасти немало жизней. С поля боя она вынесла прапорщиков Гаврилова и Соколова, к тому же организовала успешную работу службы эвакуации раненых и их спасения, за что была награждена.  

В августе 1915 года отец девушки тяжело заболел, она приехала к нему в Ставрополь. Михаил Иванов, желая защитить дочь, попросил её перевестись в 105-й Оренбургский полк, где служил врачом Владимир Иванов — старший брат Риммы. Кто мог тогда подумать, что именно в этом полку всего месяц спустя она погибнет.  

В начале сентября Римма отправила домой весточку: 

«Мои хорошие, милые мамуся и папка! Здесь хорошо мне. Люди здесь очень хорошие. Ко мне все относятся приветливо… Дай вам Господи здоровья. И ради нашего счастья не унывайте».  

Последние строчки она написала от имени себя и брата накануне смертельного боя: 

«Чувствуем себя хорошо! Сейчас спокойно. Не беспокойтесь, мои родные. Целуем. Римма. 8.IX.15». 

Письма Риммы Ивановой хранятся в Ставропольском государственном музее-заповеднике имени Прозрителева и Праве, но находятся в архиве и не экспонируются.  

105-й полк воевал в Белоруссии. 9 сентября рота Риммы Ивановой приняла бой у деревни Мокрая Дубрава (или Дуброва). Офицеры погибли. В окопах лежали раненые.  

— Когда она увидела, что солдаты отступают под натиском противника, она, конечно же, не могла смириться, — объяснил Николай Судавцов, доктор исторических наук, автор книги о Римме Ивановой. — Она даже представляла, что вот лежат раненые… а было известно, как к раненым относился противник. Поэтому она считала, что должна их защитить. Не только в целом страну, а именно этих конкретных людей. Офицеры были убиты, солдаты остались без командования, и она взяла на себя эту функцию. Кто же побежит в тыл, когда молодая девушка, сестричка — так её называли — идёт против врага. Все, даже раненые, кто мог двигаться, побежали за ней вслед. И удар был настолько стремительным, что сразу освободили первую линию окопов противника. Потом взяли вторую линию — там она была ранена смертельно. Раздались крики «Убита!», и ответом солдат был новый порыв — так отбили и третью линию.  

Девушка скончалась от ранения разрывной пулей в бедро.  

Орден 

Во время боёв за Карпаты Римма Иванова получила Георгиевские медали IV и III степеней. Затем — Георгиевский крест IV степени, который также называли «солдатский Георгий»: этим знаком отличия награждали солдат и унтер-офицеров за храбрость. Такой же Георгиевский крест получила Надежда Дурова за спасение жизни офицера в бою под Гутштадтом (в документах к награде значилось вымышленное мужское имя).  

Георгиевские кресты неоднократно вручали женщинам — сёстрам милосердия. Известно также, что три креста заслужила казачка Мария Смирнова, два — младший унтер-офицер 3-го Курземского Латышского стрелкового полка Лина Чанка-Фрейденфелде — ещё одна женщина-воин, скрывавшаяся под мужским именем.  

Особое место Риммы Ивановой в истории определил орден Святого Георгия, которым она была награждена посмертно.  

Из телеграммы командира 31-го армейского корпуса генерал-адъютанта Мищенко ставропольскому губернатору:  

«Государь Император 17 сентября соизволил почтить память покойной сестры милосердия Риммы Михайловны Ивановой орденом Святого Георгия 4-й степени. Сестра Иванова, невзирая на уговоры полкового врача, офицеров и солдат, всегда перевязывала раненых на передовой линии под страшным огнём, а 9 сентября, когда были убиты оба офицера 10-й роты 105-го Оренбургского полка, собрала к себе солдат и, бросившись вперед вместе с ними, взяла неприятельские окопы. Здесь она была смертельно ранена и скончалась, оплакиваемая офицерами и солдатами. Корпус с глубоким огорчением и соболезнованием свидетельствует уважение семье покойной, вырастившей героиню — сестру милосердия. О чём прошу сообщить родителям и родным, жительствующим на ул. Лермонтовской, 28».  


Из статута военного ордена Святого Георгия 1796 года:  

«Достоин быть написан в подносимой Нам росписи Офицер тот, который ободрив своим примером подчинённых своих, и предводительствуя ими, возьмёт наконец корабль, батарею, или другое какое занятое неприятелем место». 

Орден учредила императрица Екатерина II и первым делом наградила Святым Георгием I степени саму себя (такова была традиция). Ордена с I по III степень, за исключением российской правительницы, получали исключительно мужчины. Первой женщиной, которая была награждена орденом IV степени за боевые заслуги, стала в 1861 году Мария София Амалия, королева Королевства Обеих Сицилий. Ей орден вручили за мужество при осаде крепости Гаэта.  

Римму Иванову наградили в 1915 году, и она стала единственной в России женщиной, которая получила орден Святого Георгия IV степени. При этом награду она заслужила за доблесть в бою и удостоилась её посмертно.  

Из-за схожести названий солдатского и офицерского Георгия награды часто путают. В некоторых источниках можно встретить информацию о том, что до Риммы Ивановой орден вручали той же Надежде Дуровой, что неверно. Иногда в погоне за красивой формулировкой Римму называют первой женщиной, которая получила Святого Георгия (ошибочно) или даже единственной женщиной в Российской империи, которая получила боевую награду (тоже не правда).  

После гибели Риммы Ивановой и её посмертного награждения информация о подвиге сестры милосердия стала распространяться далеко за пределы Российской империи. Реакция германской стороны была неожиданной: председатель Кайзеровского Красного Креста генерал Пфюль опубликовал в газетах протест. Он заявлял, что «сёстрам милосердия не подобает на поле боя совершать подвиги», ссылаясь на текст Конвенции о нейтралитете медицинского персонала.  

Память 

— Если бы мы дотянули до сентября 2018 года, то могли бы упустить одну важную историческую ниточку: исполнился бы 101 год с момента принятия решения городской Думой об установке в Ставрополе памятника Римме Ивановой, — рассказал директор музея-заповедника имени Прозрителева и Праве Николай Охонько.  

Сто лет назад памятник хотели поставить на Воронцовском проспекте (сейчас — проспект Октябрьской Революции), поблизости от Ольгинской гимназии, где училась Римма. Революция и гражданская война отодвинули эти планы на неопределённый срок. По словам Охонько, к вопросу вернулись в 1990-е годы. Тогда на здании бывшей гимназии появилась табличка, была отреставрирована могила сестры милосердия на территории Андреевского собора.  


В 2017 году на деньги меценатов бюст Риммы Ивановой установили в Адмиральском парке в Михайловске. Но была жива идея почтить память ставропольчанки, как того хотели её современники: памятником в центре родного города. Осуществить проект помогло ставропольское отделение Российского военно-исторического общества. Мемориал установили на пересечении улицы Комсомольской и проспекта Октябрьской Революции. Его открыли в день рождения героини, 27 июня 2018 года.  

— На средства Военно-исторического общества в Ставрополе установлены три таких бюста, — сообщил во время торжественной церемонии председатель регионального отделения РВИО, кавалер трёх орденов Мужества Сергей Шевелёв. — И все бюсты посвящены женщинам, нашим землячкам, удостоенным высших наград государства. Римма Иванова — орден Георгия офицерский, Матрёна Наздрачёва — санинструктор, полный кавалер ордена Славы, Евдокия Бершанская — в 28 лет командир ночного бомбардировочного полка, единственная женщина, награждённая полководческим орденом Суворова.  

Памятник Евдокии Бершанской находится на улице Морозова в районе дома №8, у здания бывшего педагогического техникума, где она училась. Мемориал с бюстом Матрёны Наздрачёвой встроен в ограду Краевой больницы, его можно увидеть с улицы Ленина.  


В Ставрополе жила ещё одна знаменитая женщина, которая отдала жизнь, спасая других. Это баронесса Юлия Вревская. Она дружила с писателями и художниками, в течение 10 лет была фрейлиной императрицы Марии Александровны, супруги Александра II. С началом русско-турецкой войны 1877 года она продала имение, снарядила на вырученные деньги санитарный отряд и отправилась вместе с ним на передовую, работая рядовой сестрой милосердия. В феврале 1878 года баронесса скончалась от тяжёлой формы сыпного тифа.  

На открытии бюста Риммы Ивановой стало известно: сейчас рассматривается идея создать «памятник трём сёстрам», где будут увековечены имена как Риммы Ивановой и Матрёны Наздрачёвой, так и Юлии Вревской. Идею поддерживает духовенство и сотрудники ставропольского медуниверситета. Сейчас идут переговоры о месте установки монумента. Замглавы администрации Ставрополя Татьяна Середа сообщила: город заинтересован в сохранении исторической памяти. Задача-минимум — установить мемориальную доску на доме Вревских, который находится на улице Дзержинского (бывшей Лермонтовской).
  
  
Вместо послесловия 

Есть в истории Ставрополя героиня, имя которой, к сожалению, забыто. Она не воевала, но её работа спасла тысячи, а может, даже миллионы жизней. Речь о Магдалине Покровской — бактериологе, докторе медицинских наук, которая работала на Ставропольской противочумной станции (позднее преобразованной в НИИ). В 1934 году Покровская создала и испытала на себе первую живую вакцину против чумы. Во время Великой Отечественной она стала соавтором пособия для военврачей по заживлению ран. В 1942 году, когда гитлеровские войска подступали к Ставрополю, она вывезла документы с информацией о разработках противотуляремийной вакцины. После войны долгие годы работала над новыми вакцинами. Могила учёной находится на Даниловском кладбище. Памятника или даже мемориальной таблички в её честь в Ставрополе нет.  

Дарья Полянкина. 

Желтая лента

Loading...
Истории Лавкрафта про разумные грибы с Юггота находят научное подтверждение

Эти грибы научились превращать живых в зомби

ИГИШ* угрожает России из Таджикистана

ИГИШ* угрожает России из Таджикистана

Комментарии (0)